Клоун

 

 

      Город спал.  Спали дома, спали трамваи в депо, спали заснеженные машины на стоянках. Не спал только один маленький мальчик, лежащий в больничной палате. Его тельце было утыкано тоненькими трубочками и проводочками, тянущимися к светящимся в темноте и тихо попискивающим приборам. Мальчику было очень плохо и неуютно находиться  одному в палате без мамы и папы. Но он лежал и не плакал, потому что не хотел, чтобы пришла ночная медсестра, заспанная и недовольная беспокойным больным. Мальчик молча глядел в темное окно, и казалось, что сама смерть вечность смотрит на него из окна своими черными, пустыми глазницами. Мальчика звали Сережей, и он очень боялся, что медсестра придет и,  ругаясь плохими словами, сделает ему больной укол.

 

                                                       *       *        *

 

         - Сегодня нужно обязательно заехать в больницу к сыну, я уже три дня у него не была, - сказала она, сидя у зеркала и нанося последние штрихи утреннего макияжа.

         - Опять, - недовольно поморщился он, - сегодня нет времени, налоговая за горло берет и за что я только этим врачам плачу, слушай? Пусть лечат.

Она вздрогнула как от удара.

          - Алик, он же ждет, я же обещала, - голос у нее был умоляющий.

          - Ладно, - снисходительно сказал великодушный Алик, - если останется время, заедем. Кстати, твой бывший тоже мог бы зайти к своему сыночку.

          - Он заходит, ты же знаешь, но там же все очень дорого, одно переливание крови сколько стоит, а у него нет денег.

          -Э-э-э-э, - протянул он, - все время слышу одно и то же: нет денег, нет денег. А у меня что, печатный станок что ли?

          - Алик, - сказала она, - откуда у него деньги, он же не бизнесмен, он не умеет зарабатывать деньги.

          - Детей делать умеет, а деньги делать не умеет. Что у вас за мужчины, слушай?- сделав недовольный жест рукой, сказал Алик.

 

                                                       *      *        *

 

           - Доктор, скажите, есть ли надежда, что Сережа поправится? – спросила она, комкая в руках мокрый от слез платок.

           - Ну, надежда всегда есть, - ответил доктор неестественно бодрым голосом, и почему-то пряча глаза, - но стопроцентную гарантию выздоровления может дать только пересадка костного мозга. И донором может быть только очень родственно близкий человек, лучше всего мать или отец.

            - Я согласна быть донором, - сказала она, уже не замечая слез, катящихся по щекам.

            - Я понимаю ваши материнские чувства, - сказал доктор, - но по всем показателям больше всего подходит  костный мозг вашего мужа. Бывшего мужа, извините, - поправился доктор.

             - Господи, - сказала она, ища в  сумочке телефон, - я сейчас же ему позвоню.

             - Звонить никому не нужно, - ответил доктор, - ваш муж, бывший, извините, все знает. Операция назначена на завтра.

              - Как? – опешила она, - и вы сейчас только мне об этом говорите?

              - Но вас же не было три дня, - растерянно ответил доктор.

              - А вы могли бы хоть позвонить…

              - Видите ли, в чем дело, - ответил доктор, вздохнув, - ваш муж, нынешний, просил вас не беспокоить.

                                       *        *         *

         И кто только сказал, кто вообще придумал, что день рождения – это веселый семейный праздник? Сереже сегодня исполнилось шесть лет, целых шесть лет и никто, похоже, кроме него об этом даже не вспомнил. Мальчику было обидно до слез, до горьких и соленых слез, которые текли по его бледным щечкам.

           Так он тихонько лежал и плакал, жалея себя, жалея маму и папу, которых давно не видел.

             Вдруг Сережа услышал какие-то звуки, напомнившие ему о чем-то  веселом и приятном. Это были звуки губной гармошки, и неожиданно в помещение палаты вбежал клоун в рыжем парике, с большим красным носом и одетый почему-то в белый халат.

             - Поздравляем всех ребят, пионеров, дошколят, с этим праздником весенним, днем счастливым – днем рожденья! – бодрым голосом продекламировал рыжий  клоун. Сережа во все глаза смотрел на веселого клоуна, за спиной которого стоял Сергей Петрович, заведующий детским отделением клиники.

              - Здравствуй, Сережа! – сказал веселый клоун мальчику на больничной койке, - поздравляю тебя с днем рождения!

И голос клоуна показался Сереже почему-то очень знакомым.

               - Спасибо, - тихо ответил мальчик, и по его щеке скатилась слезинка.

               - Не плачь, Сережа, - снова раздался знакомый голос, - все будет хорошо.

А сейчас, Сережа, загадай любое желание и оно обязательно исполнится!

                - Я хочу, что бы пришли мама и папа, - сказал Сережа и заплакал.

                - Мама придет, обязательно придет, - растерянно ответил веселый клоун, оглядываясь назад, на зав. отделения, который уже головой кивал ему на дверь.

                - Не плачь, Сережа, - сказал веселый клоун каким-то уже совсем невеселым и до боли знакомым голосом, - все будет хорошо.

Клоун бережно поцеловал  мальчика в прозрачную щечку и вынул откуда-то из кармана игрушечную собачку со смешной мордочкой и большими ушами.

                 - Это Бублик, - сказал клоун, протягивая игрушку мальчику, - он будет охранять и защищать тебя.

                  - Бублик, - тихо повторил Сережа, прижимая игрушку к груди, - спасибо, дядя клоун.

                   - Все-все, - сказал Сергей Петрович клоуну, - нужно уходить, мальчик очень слаб. Через час операция, вам пора уже готовиться.

                    - Я готов, доктор, - каким-то грустным голосом сказал веселый клоун и посмотрел на дверь больничной палаты, за которой остался маленький мальчик, крепко прижимающий к себе собачку, подаренную клоуном.

 

                                                *         *         *

 

                    - Как прошла операция, доктор? – спросила она, с надеждой смотря на Сергея Петровича.

                    - Операция прошла, слава Богу, хорошо, - ответил врач, глядя куда-то в сторону, - но,  к сожалению, потом возникли осложнения. Нужна была кровь для переливания. Я вам звонил, но, к сожалению, не дозвонился.

                     - Нам с мужем нужно было срочно уехать, по делам, - ответила она сухо, тоже не глядя на доктора, -  а у вас что, крови, что ли в клинике нет?  - спросила она уже как-то даже вызывающе.

                      - Кровь есть, - устало ответил доктор, снимая и протирая очки, - но после такой операции лучше всего подошла бы кровь близкого человека, матери или отца, тем более что у вас одна группа крови.

                       - Что с Сережей? – с дрожью в голосе спросила она.

                       - Не волнуйтесь, - успокоил врач, - с мальчиком все хорошо. Гемоглобин, билирубин и лейкоциты почти в норме. В ближайшее время он будет здоров, совсем здоров, можете мне поверить.

                        - А как же кровь? Вы же сказали что ему нужно переливание крови? – спросила она с удивлением.

                         - Уже не нужно, - ответил доктор, - кровь дал ваш муж, бывший, извините, - поправился он.

                          - Значит все хорошо?

                          - Да, - ответил Сергей Петрович, - все хорошо. Анализы показывают, что мальчик практически здоров.

                          - Слава Богу, - сказала она и  в уголке глаза блеснула слеза.  - Я сейчас позвоню мужу. Бывшему (поправилась она) и поблагодарю его за помощь.

Она достала мобильник и стала искать в нем нужный номер.

                           - Не нужно звонить, - сказал доктор.

                           - Что? – не поняла она, - почему?

                           - Видите ли, - сказал доктор, - мы взяли у вашего бывшего мужа крови столько, сколько положено, не больше. Но видно из-за операции и ввиду общей слабости организма у него стремительно развился общий сепсис, поднялась температура. В общем, мы не смогли его спасти. Мне очень жаль. Извините.

                            - Как же так?- растерянно сказала она, - он что, умер что ли?

                            - Да, он умер, - сухо ответил доктор, - извините, мне нужно идти.

                            - А как же?...

                             - Не волнуйтесь, тело уже забрали. Вам не нужно ни о чем беспокоиться.

                            - Но кто его мог забрать? – недоуменно спросила она, - он же из детдома, у него нет родственников.

                             - Я его забрал, - тихо и как-то даже ей показалось, зло, ответил врач, - и кремировал за счет клиники и с вас денег не спрошу, можете не волноваться. А сейчас мне нужно уходить. Прощайте.

 

                                            *         *          *

 

                  Сережа лежал в больничной палате, прижимая к себе подаренную клоуном собачку, Бублика и теперь в его маленьком тельце не было ни одной трубочки. Может быть из-за операционного наркоза, а может быть еще по каким-то причинам, ему снился какой-то непонятный, странный сон. Как будто бы к нему в палату вошел его знакомый рыжий клоун, который вел за руку Сережину маму. Мама  плакала и смотрела почему-то не на Сережу, а на клоуна. А веселый клоун подвел маму к Сереже и, как-то сгорбившись, и уже не улыбаясь,  неуклюже пятясь, стал уходить из палаты.

                               - Дядя клоун! –  позвал его мальчик,  но тот не ответил и не остался, а тихо ушел, затворив за собой дверь.

 

                                              *        *        *

 

                                - Сережа, я так рада, - сказала мама, плача и прижимая его ручку к своей мокрой щеке, - доктор сказал, что все будет хорошо.

                                - Хорошо, - тихо и равнодушно повторил мальчик.

                                   - Мы скоро заберем тебя с дядей Аликом домой, – сказала она, размазывая по щекам дорогую косметику.

                                   - Домой, - все так же равнодушно повторил Сережа. И вдруг он встрепенулся:

                                   - Мама, а где папа?

Она на секунду замешкалась, но быстро нашлась  что сказать.

                                   - А папа…  Папа скоро придет, Сережа.

                                    - Папа придет… - улыбнувшись, сказал мальчик, и,  прижав к себе игрушечную собачку,  шепнул ей на ухо, - не бойся, Бублик, папа скоро придет.

И повернувшись к стене, он впервые за много, много  дней, спокойно уснул, прижимая к себе верного Бублика. Ему снова приснился сон, и в этом сне он куда-то шел с мамой и папой, держа их за руки. Куда они шли, он не знал, но он был счастлив просто оттого, что они были все вместе, своей маленькой, дружной семьей, и никакая сила на свете не могла их разлучить.

                

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

19:44
108
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!