Геракл. Свобода. В Фивах

Геракл. Свобода. В Фивах

Начало поэмы  http://msrp.ru.com/15644-gerakl-nachalo-velikogo-puti.html

Предыдущая глава  http://msrp.ru.com/16265-gerakl-jabloki-gesperid-atlant.html

 

                          612

«Буду отныне хитрей, потерпев пораженье, —

Думала Гера, направив на Аттику взор. —

Не прекращу ни на миг за Гераклом слеженье,

Будет страдать от меня, как убийца и вор!

Скоро пущу я бастарда по скользкой дороге,

Где не помогут ему ни Атлант, ни Нерей!

Сам обломает на ней он могучие ноги,

В этой игре обойдусь без зверей и царей!

 

                          613

Мстительной радостью с кем-то делиться не надо,

Если свершу против сына Властителя зло!

Будет при этом проявлена мною досада:

«Ах, как мне жаль, но такое его ремесло!»

И никогда не заметит супруг мой подвоха,

Видя, что я нахожусь от беды в стороне!

Кто-то сочтёт, что я делаю подло и плохо,

Но я не слышу других, если радостно мне.»

 

                          614

… Шёл Богоравный в тени «золотой колесницы»,

Вольный от всех обязательств простой человек —

Ныне пролистаны им тяжкой жизни страницы,

Коими славился ставший легендою грек.

«Полных три дюжины лет пролетело с рожденья,

Но не имею чертога с женой и детьми,

И лишь сейчас я избавился от принужденья

Видеть чудовищ иль биться с плохими людьми.

 

                          615

Много свершил я за долгие годы деяний,
Но не имею ни власти большой, ни дворца,
И не измерить все стадии тех расстояний,
Что прошагал по капризам царя-подлеца!
Нужен ли был Эврисфею ремень Ипполиты?
Лань Артемиды увидел спесивец лишь раз!
Рад ли он был, что чудовища мною убиты,
Но хорошо, что не ведает трус про Кавказ!

 

                          616

Царь не способен на доброе, нужное дело,
Ради себя он погубит великий народ,
Будет Микенами он управлять неумело,
С лёгкостью царство своё разорит сумасброд!»
Так рассуждал Богоравный, идя по дороге
В город Тиринф, где его ожидал Иолай.
Встретил Геракла племянник уже на пороге —
Радость встречавшего друга лилась через край!

 

                          617

«Живы ли кони, племянник, и где колесница?
В Фивы, к Алкмене поехать так хочется мне!
В долгой дороге легко забываются лица,

Дюжину лет я с родными встречался во сне!»
«Живы и кони, и мать, и…супруга Мегара!

Едем сейчас же туда, о, могучий Алкид!

Нежная встреча избавит тебя от кошмара —

Там и забудешь, как ты опускался в Аид!»

 

                          618

Вечером в Фивы друзей повезла колесница,

Мчалась неспешно под светом печальной Луны,

Задал немало вопросов Алкиду возница,

Тот говорил о плодах с чувством лёгкой вины.

И вопросил Иолай: «Почему же, воитель,

Ты избегаешь упорно изречь слово «месть»?

Иль я неправ, говоря, что микенский правитель

С детства не знал, что такое и совесть, и честь?»

 

                          619

«Нет, наказанья для жалкого сына Сфенела

Мне в завершенье походов моих не нужны,

Мщенье царице богов — не геройское дело,

Ей я обязан, что подвиги мной свершены!

Думал я много о нём, проходя по пустыне,

Он невиновен, что был раньше срока рождён –

Видела Гера опасность в Зевесовом сыне,

И потому был я трусу служить принуждён.

 

                          620

Время — прекрасный судья, и палач, и защитник —

Людям покажет того, кто возрос до небес,

Как и другого, согбенного, словно ракитник,

Коему нужен был царский престол позарез!»

Утром друзей тишиною встречала столица,
Сердце с волненьем стучало в огромной груди,
Плавно катила к фиванским вратам колесница,
Думал Геракл, что ещё ждёт его впереди?

 

                          621

К отчему дому направился грозный воитель,
Следом за ним Иолай под уздцы вёл коней,
Воин вошёл, замирая, в родную обитель,
Мать, поседевшую с горя, увидел он в ней.
Радостным шумом наполнился дом чрез мгновенье,
Видел герой, как от счастья заплакала мать,
Так ликовала Алкмена, приняв прославленье
Сына, который сильней, чем огромная рать.

 

                          622

Встретил радушно Геракла и брат с сыновьями.
Двое племянников выросло здесь без него,
Перед героем запели они соловьями
И поддержали восторгом семьи торжество.

Несколько дней пировало семейство героя,
Съехались в Фивы к Алкмене друзья и родня.
И приглашённых число увеличилось втрое,
Только Мегара, жена, не была здесь ни дня.

 

                          623

«Счастьем меня не одарит она, к сожаленью,

Хоть и была мне пять лет несравненной женой,

Но не вернуться теперь мне к тому вожделенью —

Стали тяжёлые годы меж нами стеной.

Жаль расставаться с ней без объясненья причины,

Верю, Мегара поймёт, ведь царевна умна,

Было бы подло оставить её без мужчины,

Будет надёжной женой для супруга она!

 

                          624

Он даровал ей в разлуке со мной утешенье –

Тайны свиданий не смея скрывать от меня,

Я же не вправе сейчас допустить разглашенье,

Добрые чувства к нему и к Мегаре храня».

После бесед у Алкмены и шумных застолий
Вольный атлет посетил тихий царский дворец.
Встретив жену, на неё бросил взгляд свой соколий
И заявил: «Нашей жизни совместной — конец!

 

                          625

Я оставляю тебя здесь с надёжным мужчиной,
С ним же сегодня, Мегара, ты вступишь в союз,
И не поведаю, что послужило причиной,
Но олимпийцам угоден разрыв наших уз!

Мужем твоим станет в битвах проверенный воин,
Он защитит от разбоя и хищников стай,
Зятем Креонта-царя быть мужчина достоин,
Знаешь давно ты его –  верный друг Иолай!»

 

                          626

Это решенье воителя стало законом,
Не подлежало теперь обсужденью оно —
Спорить с Гераклом опасней, чем биться с драконом,
Мысль о Мегаре вынашивал воин давно!
Этим же вечером справили свадьбу младые,
Муж Иолай переехал к жене во дворец,
Весело их по столице катили гнедые,
Жить стал в чертоге царя возмужалый храбрец…

 

                          627

Слышал на свадьбе Геракл от гостей приглашённых,
Будто надумал в Ойхалии хитрый Эврит
Дочери мужа найти средь стрелков искушённых,

Так как был в юности сам он стрельбой знаменит.

Были недолгими сына Зевеса терзанья:

«Станет мой бывший учитель и тестем моим!

Из-за невесты участье приму в состязанье,

Знает же старый, в Элладе нет равных двоим!»

 

                Глоссарий

 

   Аи́д— старший сын Крона и Реи, властитель подземного царства душ умерших. Один из двенадцати великих богов Олимпа. Люди, из страха старались вслух это имя не произносить. Аид мог становиться невидимым. Имя «Аид» означает: «невидный», «незримый».

   Алки́д — наречённое имя Геракла.

   Алкме́на — царевна, дочь Электриона, жена Амфитриона, от Зевса родившая Геракла.

   Атла́нт — могучий титан, сын титана Япета, брат Прометея, Эпиметея и Менетия. За участие в титаномахии против олимпийских богов был приговорён жить на краю света и держать на голове и руках небесный свод.

Богоравный — так стали называть великого героя Геракла ещё при жизни за его великие подвиги.

   Ге́ра — ревнивая и злобная царица богов, законная жена Зевса, преследующая Геракла всю жизнь. Считалась богиней-хранительницей семьи и брака.

   Гера́кл (Алкид) — сын царя богов Зевса и царевны Алкмены, великий герой Эллады.

   Иола́й — молодой племянник Геракла, сопутствующий великому герою в подвигах.

   Мега́ра — царевна, дочь царя Креонта, первая супруга Геракла.

   Мике́ны (Златые Микены) — богатый город в Арголиде, Греция. Расположен в северо-восточной части полуострова Пелопоннес, севернее Тиринфа. Столица ахейцев. Согласно летописи, город основал сын Зевса Персей. Во времена Геракла там царил трусливый Эврисфей.

   Нере́й — морское божество, живущее в глубине Эгейского моря, супруг океаниды Дориды и отец пятидесяти нереид — морских нимф. Нерей был одним из почитаемых и самых любимых богов морских стихий. Морской бог был вездесущ, легко менял свой облик, всегда ненавидел ложь и помогал добрым советом, так как мог предвидеть будущее. Он указал Гераклу путь к к Прометею и к саду Гесперид.

   Ойха́лия — богатый город на острове Эвбея.

   Тири́нф — древний город в Арголиде, на полуострове Пелопоннес.

   Фи́вы — в древности, это столица Беотии, расположенная на невысоком холме, среди плодородной Аонийской равнины.

   Эврисфе́й — сын Сфенела, внук Персея, царь Микен, двоюродный дядя, в подчинении у которого Геракл находился во время совершения 12 подвигов.

   Эври́т — царь города Ойхалии. Далеко шла по всей Греции слава Эврита, как самого искусного стрелка из лука. Сам стреловержец Аполлон был его учителем, даже подарил ему лук и стрелы. В юности учился у Эврита стрелять из лука и сам Геракл.

   Элла́да — Древняя Греция.

 

            Продолжение поэмы http://msrp.ru.com/16328-gerakl-svatovstvo-k-iole.html

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!