Лифт

   Лида всегда хотела жить в элитном доме с просторным лифтом. И чтобы  там непременно были зеркала. Однажды, еще в детстве, она побывала в одном таком здании. И увидела, что подъемник не обязательно должен напоминать маленькую кабинку с исписанными стенами и оплавленными зажигалками хулиганов кнопками этажей.

   С тех пор Лида буквально заболела идеей переехать в дом с вместительным зеркальным лифтом. Она много училась, устроилась на высокооплачиваемую работу, и вскоре ее мечта сбылась. 

  Впервые  поднимаясь на двенадцатый этаж, она внимательно осматривала себя в широкие, сверкающие чистотой зеркала. Лида не могла наглядеться на модно одетую молодую женщину, которая, слегка приподняв уголки ярко накрашенных губ в еле наметившейся улыбке, смотрела на нее с той стороны.

   Теперь каждое утро, спускаясь вниз, она непременно здоровалась сама с собой и широко улыбалась, разглядывая, все ли в порядке с одеждой и косметикой на лице.

   Проснувшись однажды утром, Лида с ужасом обнаружила, что электронный будильник  показывает странное время. На улице было уже светло, сквозь густую гардину в комнату проникали солнечные лучи, а на табло предательски высвечивалось четыре тридцать. Подскочив с постели, она схватила сумочку, в которой находился смартфон. Точно, проспала! Гаджет с равнодушием робота подсказал ей, что до начала рабочего дня  осталось всего сорок пять минут.

   Нервно собираясь на работу, Лида со злостью поглядывала на электронный будильник. Ничему нельзя доверять!  Быстро кинув в пакет пару бутербродов, она выскочила на лестничную площадку. Лифт был свободен. Лида нажала кнопку первого этажа. Посмотрела на свое хмурое лицо. Затем поднесла палец к носу и вздернула его наподобие свиного пятачка. Хрюкнула. Высунула язык. Затем ткнула пальцем в отражение. Зрелище было еще то. На улицу Лида выскочила  совсем в другом настроении.

   Возвращаясь вечером с работы, она вспомнила свое утреннее развлечение и, воспользовавшись тем, что в лифте никого не было, показала язык отражению в зеркале. Этого ей показалось мало. Снова вздернула нос наподобие свиного пятачка и хрюкнула пару раз. Наконец-то она нашла способ бороться с дурным настроением.  А причин для него всегда хватало. Нервы на работе, нервы дома. То начальник придерется по пустякам, то недовольный муж выскажет претензию по поводу плохо поглаженной  рубашки или пересоленного супа.

   На следующее утро Лида вошла в пустой лифт с намерением состроить такую мину, какую никогда еще не корчила. Она оттопырила уши и закатила глаза. Затем  высунула язык. Изобразила обезьяну, которую за усердие наградили бананом. И рассмеялась. Затем помахала руками, кукарекнула. Лифт остановился на площадке первого этажа. Лида  сделала  серьезное лицо и  вышла.

   Вечером она возвращалась с работы домой, перебирая в памяти  неприятный разговор с коллегой. Ей стало досадно, что  вместе с ней вошел в лифт сосед с пятого этажа. Лида не знала его имени, так, встречала несколько раз. Буркнув еле слышно: «здрасьте», он повернулся к женщине широкой спиной. Лида заметила, что мужчина ни разу не посмотрел на себя в зеркало, а уставился неподвижным взглядом на дверь.  Она за его спиной осторожно сделала жест рукой,  который можно было расценить как выстрел в спину. То есть вытянутым вперед пальцем руки сделала «пах». И ей стало легче. Словно пристрелила ненавистного, чем-то внешне напоминающего соседа коллегу, который постоянно жаловался на нее начальнику отдела, хотя сам вместо работы предпочитал решать личные дела. Сосед вышел, а Лида, когда лифт устремился вверх, поднесла палец к собственному виску. И, понизив голос, произнесла: «Пах!»

   Лифт стал ее отдушиной. Одного не могла понять, почему большое зеркало в ванной комнате не вызывает  желания скорчить мину. Затем стало ясно.  Среди  ожидающего стирки белья, бутылочек с бытовой химией и косметики, веревок, щеток и мочалок она чувствует себя взрослой женщиной, хозяйкой над всеми этими вещами, которые требуют от нее постоянной  работы: помыть, постирать, убраться на полочках. И так каждый выходной. А лифт, когда она оставалась наедине со своим отражением, дарил ей ощущение беззаботности и веселья. Словно всякий раз возвращал в бесшабашное детство. Пользуясь отсутствием попутчиков, она представляла себя ласковой кошечкой, мышкой, учуявшей сыр, или свирепым псом. Веселилась от души. До тех пор  пока  в лифт  не зашла соседка с десятого этажа.

  Лида заметила, что женщина осторожно наблюдает за ней и загадочно улыбается. Осмотрев себя в зеркало на предмет отсутствия каких-либо незамеченных мелочей, Лида недовольно нахмурила брови. Уже на выходе из подъезда соседка обратилась к ней:

—Простите, я знаю, что Вас Лидой зовут. Вы случайно не актриса?

   Лида от удивления приостановила бесконечный  бег загнанной лошади. С чего это вдруг соседка так решила?

—Случайно не актриса. Я работаю менеджером в крупной транспортной компании. А с чего вы решили, что я….

—Простите, — вежливо перебила ее соседка. — Дело в том, что у нас лифт под круглосуточным наблюдением. Мой муж работает в этой сфере. Он как-то сказал, что наша соседка, то есть вы – актриса детского театра. Поскольку, пока едете в лифте, готовитесь к роли. Он хвалил ваш талант.  

—Как вы сказали? — еле выдавила из себя Лида, — под наблюдением? Не знала. А разве в лифте бывает наблюдение?

—Вы же понимаете…  дом элитный, люди здесь живут небедные, есть даже несколько знаменитостей.  Мало ли что может случиться.

—Да,  понимаю, простите, я тороплюсь.

   Вечером Лида вошла в лифт и угрюмо посмотрела на свое отражение в зеркале. Уставшая тетка с посеревшей  кожей. Да еще как назло прыщик вылез под самым носом. Она глубоко  вздохнула, жалко стало себя, замученную бесконечными скачками через барьеры жизненных неурядиц. Подумала: неужели  действительно  есть люди, которые следят за тем, что происходит в лифте? И кому это надо?

  Ближе к двенадцатому этажу Лида тряхнула головой, расправила плечи. И, выходя из лифта на площадку, показала неприличный жест, вытянув вперед средний палец руки. Вначале устыдилась своего поступка, а потом вслух произнесла: «Да думайте вы, что хотите!»

   Но строить рожицы в лифте больше не решалась. Ей было жаль своего невинного развлечения. Словно грубо выпихнули из безмятежного теплого детства во взрослую жизнь. У Лиды вдруг пропало всякое желание  жить в элитном доме с просторным лифтом, который сверкает чистотой огромных зеркал. Захотелось вернуться в прошлое, к старому, исписанному подъемнику, где над головой было написано черным фломастером: «Лида + Сеня =  любовь».     

 

 

 

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

11:44
219
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!