И какою мерою мерите....

И какою мерою мерите....

 

Её  всегда отличала поразительная инертность, но это чисто внешнее бездействие не раз играло нехорошую шутку с несведущим  человеком. Какая-то вялая и равнодушная, она могла моментально собраться и, взяв в свои руки знамя инициативы, любое дело доводила до победы. Не зря же среди своих её называли «наш Кировец». Но не в этот раз...

Кира - успешный искусствовед, автор многих выставок иконописи, как современной школы, так и старины, а так же эксперт по иностранным экспозициям, являлась именно таким человеком. И не важно, что ей было сильно за сорок, свое дело она знала, характер менять не собиралась и шла вперед уверенным шагом. 
Но еще забавный очкарик Вуди Аллен как-то сказал, что если хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах.

Кира готовилась к выставке в Париже, когда...
Из онкоцентра её забирала племянница. Женя пятнадцать лет назад приехала  в отпуск из Ростова к тетке посмотреть  столицу  да так и осталась. За эти годы она стала для Киры помощницей, дочерью, её душой и её вторым «я». Возможно Женя когда-то, в другой жизни, была её прежним воплощением, поэтому так удивительно они совпадали во всем.

Женя поддерживала её под руку, когда они спускались по ступенькам онкоцентра и говорила без умолку:
- Кира, куда тебя отвезти, ко мне или за город? А давай за город, там сейчас золотая осень.
Она силилась держать бодрость в голосе, но выражение лица, на котором был нескрываемый страх и отчаянье, говорило красноречивее любых слов. Кира   после операции, после нескольких химий, худющая, лысая  и совсем не похожая на себя прежнюю, всё понимала. Это только чужому человеку в такой ситуации мы можем дать много советов, а там уж как Бог пошлет. Однако, но если ты сам должен эти советы воплощать в жизнь-тут всё обстоит иначе. А  Женя продолжала болтать:

Кирюша, а к тебе мы не поедем, там твой..., - она замялась, - живет со своей нимфеткой. Но ты не зависай на этом, жить тебе есть где. Сейчас двинемся все-таки в деревню, там воздух, лес рядом, гулять будешь...Всё наладится, тётя, верь мне!
Она осторожно посадила  Киру в машину и села  за руль.

А Кира как-то отстраненно подумала, что в этот момент наверно надо зареветь, или на худой конец упасть без чувств, а может начать биться в истерике, но ничего этого не сделала по причине полного бессилия и той самой природной инертности. Она ехала в  машине и понимала, что эта дорога идет уже в другую жизнь, в которой планы можно строить только на один день.

-Тетя, - продолжила свои наставления Женя, - дом хороший, тёплый. Отопление я на днях включила, так что он прогрелся. Магазины есть, но первое время я тебе всё привозить буду, а потом по ситуации. Не боись, я тебя никогда не брошу и чем смогу-помогу.
Она замолчала и глянула на Киру в зеркало заднего вида.

В доме и правда было тепло. Кира вспомнила, что приезжала сюда пару раз. Дом покупала Женя для своей мамы, но та отказалась переезжать, а потом Женя всё порывалась его продать да руки не доходили. Она подумала, что вот дом и дождался своей жилички.
Из кухни навстречу им вышел кот, весь вид которого повторял свою будущую хозяйку- худющий, шерсть почти отсутствовала, а та, что была,  торчала редкими волосёнками и была почти незаметной.

Женя посмотрела на Киру, потом на кота и пожала плечами:
-Кирюша, кот приблудился, не могла я его выгнать. Пусть остается, будет тебя охранять. Понимаю, что не собака, но сосед напротив обещал найти собачку хорошую, только когда это будет. А еды я коту купила, так что с голоду не пропадет. Да, как зовут, я не знаю, ты его сама назови.

Кира прошла на кухню, заглянула в холодильник, он был забит продуктами. Овощи и фрукты лежали в пакетах, а молочка стояла на отдельной полке. В шкафах наложены коробки с крупами и макаронами,  на окне цвела любимая фиалка.

Женя же обошла все комнаты, зашла на кухню и, увидев всё еще молчащую Киру, тихо сказала:

-Тетушка, ты не кисни и не обижайся, что кота тебе в нагрузку оставляю. Пойми, он один, выгнать  его невозможно, живая же тварь и потом он без помощи пропадет, а теперь у него ты будешь.

Она пыталась заглянуть Кире в глаза, но та отвернулась. В это время кот подошёл к Кире и потерся о её ногу. Она смотрела на это облезлое чудовище и еле сдерживала слезы.

А Женя обняв её, продолжала говорить:

- Всё будет хорошо, верь мне! И главное- дом и вся земля вокруг него-всё  это твоё и по документам тоже. Твоё, пойми! А твой, этот..., забудь про него. И главное, Кира, начинай жить, начинай, прошу тебя, ты мне тоже нужна может даже больше, чем этому коту. Всё, я поехала, через неделю буду, если что, звони.
Она резко повернулась и вышла.

Кира просидела в кресле до самого вечера. Когда начало темнеть, кот, который всё это время  лежал у её ног, пошёл к двери и стал мяучить. Кира сообразила, что ему надо выйти и открыв дверь, выпустила бедолагу на улицу.
Когда кот вышел, Кира поняла, что осталась одна и заплакала. Нет, она не просто лила слёзы, она выла в голос и слезы ручьем катились по её щекам. Она ругала Женьку за то, что оставила её здесь одну, потом перешла на своего   мужа, потом начала жалеть себя и уж хотела просто лечь и умереть с голода, как вспомнила, что кот всё еще на улице. Кира подбежала к двери, открыла её и хотела было крикнуть, но вспомнила, что не знает как его звать . Она растерялась, а потом вспомнила, как бабушка в детстве звала свою кошку. Но прокричав несколько раз «кис-кис», кота она так и не дождалась.

Когда Кира оделась и вышла на улицу, то увидела, как этот несчастный  сидит под навесом у гаража. Кусочек докторской, который она захватила с собой, кот съел не торопясь и Кира почему-то несказанно этому обрадовалась. Она села на лавочку, а кот пошел и улегся около её ног. Кира стала думать как бы назвать его, но на ум ничего не шло. Имя Галиаф или Джокер ему не шло, а вот простых Кира не знала. Кот продолжал лежать у её ног и не подозревал, что в этот момент решается судьба его имени. Наконец Кира решила, что назовет его просто Ножик и поднявшись с лавки пошла в дом. Почему Ножик она и сама не знала, ну лежит же он в ногах и на том порешила.  Кот тоже поднялся, он смотрел на неё, словно ждал чего-то. Кира повернулась и негромко произнеся: - Ножик, пошли домой, - и открыла дверь в дом.

Когда Кира сварила  себе молочной рисовой каши, а коту насыпала в мисочку корма, они наелись, а потом улеглись на диване перед включенным телевизором. Кот,  как и раньше, лег в ногах и тихо замурчал.

Теперь по утрам Ножик получал свою порцию молока, сухого корма или ломтик колбасы. Через пару недель кот заметно похорошел, стала отрастать шерстка и взгляд был уже не такой затравленный.

Сама Кира ещё была на перепутье. Жизнь ей казалась бессмысленной, планов на что делать дальше она не строила. Какие могут быть планы в её состоянии, так она думала ночами и, вообще, кому она нужна. Как-то ночью, когда слезы сотрясали её худое тело, Ножик, который как обычно лежал у неё в ногах, начал ползти по одеялу и добравшись до Кириной руки, стал лизать её своим шершавым языком. Кира замерла от неожиданности и примолкла. Утром проснувшись, она долго вспоминала что это было-явь или сон.

Сложнее всего ей было утром. Надо идти умываться и смотреть на себя в зеркало, а в зеркале она видела ожившего мертвеца из американского фильма. Правда глаза уже смотрели с любопытством, а не со страхом. Волосы отрастали и торчали ежиком, но Кира, по-прежнему, себя не узнавала и была на грани. Как-то она намучившись от тянущих болей в рубце на боку уже было решилась покончить с этим, но вдруг Ножик, который лежал у её ног, резко поднялся, а потом прыгнул с пола на диван и улегся у нее на коленях. Кира решила, что ещё поживет, пока не пристроит кота.

Женя звонила и приезжала с продуктами. Она была не долго и чашку чая, что наливала ей Кира, не допивала, а быстро собиралась опять назад. Работа, которую раньше делала Кира, теперь перешла ей и Женя трудилась на совесть. Деньги стали так необходимы  в их совместном существовании, Кира это понимала и не задавала никаких вопросов.

Однажды, когда землю уже укрыл снег и мороз раскрасил стекла окон, в дверь постучали. Первым подскочил Ножик и поднявшись с Кириных ног, пошёл к двери. Она открыла дверь и на пороге увидела соседа, который в руках держал старую шапку. В таком треухе когда-то в деревне ходил Кирин дедушка. Он её не снимал даже летом и, теперь увидев этот раритет из детства, Кира поразилась. А сосед протянул ей шапку и сказал, что племянница как-то просила собачку в хозяйство. Кира подняла тряпочку, которой была сверху накрыта шапка и увидела крохотного щенка...

Так у Киры прибавились заботы и в хлопотах она проводила весь свой день. Новорожденный много спал, но и молоко из бутылочки, а потом  из блюдца пил исправно и толстел на глазах. Ножик следил за щенком и не уступал своего места у ног Киры. Но Шарик, как назвала его Кира в силу обретенной толщины и упитанности, тоже был не промах. Он просто ложился под бок Ножика и спал, наслаждаясь теплом и покоем.

Как-то в субботу, не дождавшись к обеду Женю, Кира ближе к вечеру зажгла красивый подсвечник, что одиноко стоял на каминной полке.

Свечи потрескивали, Ножик и Шарик лежали рядом, когда окна осветили фары подъехавшей машины.  Молодежь навострила уши, а Кира поднялась и пошла к окну. Женя вошла в дом с сумками и маленькой ёлочкой. Кира ждала Новый год, но планов по привычке не строила. Однако ёлочка, а точнее сосенка, была настоящей и в комнате запахло хвоей. Женя привезла игрушки, мандарины и небольшого Деда Мороза из папье- маше.

Попив чай с печеньем, Женя собралась назад. В дверях она замялась и протянула Кире визитку.
-Тётушка, тут твой приходил, искал тебя, спрашивал как дела. Я ничего не сказала. Это его новое место работы и телефон. Решай сама.  И Женя вышла.

Проводив племянницу, Кира закрыла калитку и  вошла в дом . Она перемыла посуду и опять поставила подсвечник на стол. Свечи догорали, пахло хвоей и мандаринами, а горячий воск стекал на металл прозрачной слезой. Кира взяла визитку и, не глядя на написанное, подожгла за край от свечи. Бумага сразу вспыхнула и Кира, подержав её в руке, задула, а потом выбросила в мусорное ведро...
Когда она включила телевизор и села на диван, Ножик и Шарик легли у её ног.


В заголовке « и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» Поучение Иисуса Христа о суде. Евангелие от Матфея. 7:2

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

10:54
147
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!