Встреча

Привет, Серега. Как твои дела, как Тамара? Как поживает Дениска, малой? Небось спать по ночам не очень дает, а? Как работа? Что с новым сценарием?
У нас вроде все нормально. Живем, работаем. Вот неделю назад вернулись из тура по Англии. Съездили классно. Впрочем, не это главное. Понимаешь, старик, во время этой поездки приключилась со мной странная история, которая не дает мне покоя.
Ты человек пишущий, взгляд не «зашоренный». Вот я и решился с тобой поделиться. В общем, дело было так. Мы с Татьяной давно планировали куда-нибудь выбраться. В конце концов купили тур и первый раз, через пять лет после переезда в Израиль или, как здесь говорят, алии, мы отправились в путешествие. Наш «Боинг» взлетел в небеса и начал набирать высоту. Полет предстоял долгий и я стал «обживаться» на своем месте.
Должен тебе признаться, что странности начались сразу.(Это я задним числом так рассуждаю.)Мы с женой, разумеется, попросили места рядом, но почему-то оказались по разную сторону прохода. Неудобно, конечно, но, как говорится, не смертельно.
Полет наш проходил совершенно обыденно. Наш лайнер набрал высоту. Мы отстегнули ремни, стюардессы объявили о полете, кормежке и т.д.
Я посмотрел на своего соседа. Рядом со мной сидел этакий средних лет джентльмен. Отличный костюм, галстук, красивая рубашка, тонкий аромат дорогого одеколона, в общем полный «прикид».
— Наверное босс какой-то,- подумал я.
— И совершенно я не «босс какой-то», — вдруг сказал он по-русски и посмотрел на меня с легкой усмешкой.
От удивления я вытаращился на соседа.
— Господи, мне аж жарко от испуга стало. Неужели я это в слух брякнул.
— Не волнуйтесь,- произнес сосед. Я просто с некоторых пор умею читать мысли. И вообще, я такой же новый репатриант, как и Вы, только в стране на год больше.
Он посмотрел на меня снова. Видимо выражение моей физиономии изрядно развеселило его потому, что странный тип рассмеялся.
— Вообще-то я сам недавно ношу эту «униформу». Он пальцем щелкнул по лацкану своего пиджака. Я всего полтора года работаю в одной весьма серьезной
Фирме, но это уже моя вторая командировка за границу. Сначала пол года учился в штатах на курсах, а теперь в Англию на пару недель.
Он сделал паузу и продолжил.
— Хотя и говорят, что к хорошему быстро привыкаешь, но еще два года назад я и в дурном сне не мог представить, что со мной может такое случиться.
Сосед снова замолчал, посмотрел в иллюминатор, потом снова повернулся ко мне и спросил:
— Вы, когда-нибудь, садились мимо стула?
Я, озадаченный вопросом, пожал плечами.
— Конечно, я уверен, продолжил он, что Вам знакомо это кошмарное ощущение.Думаю, со всяким, хоть раз в жизни, такая неприятость случается.
Я, представте себе, эти последние полтора года постоянно живу с чувством, что сажусь на стул и… бац! Упаду и проснусь.
Он сделал паузу и долго смотрел куда-то перед собой.

Ты знаешь, Серега, я тогда подумал, что это «дорожный синдром» работает. Вдруг, в пути, у людей развязывается язык и они готовы поделиться с первым встречным-поперечным самым сокровенным.
У моего попутчика видимо распирало грудь от желания, что называется, излить душу.

Сосед потер подбородок, явно пребывая в глубокой задумчивости. На его лице отражались терзавшие его сомнения. Он снова повернулся ко мне.
— Меня зовут, э..., зовите меня Марком, ведь мы тезки, не правда-ли? Я думаю нам так будет проще.
— Скажите, Марк,-спросил он после небольшой паузы, я действительно произвожу впечатление идиота или сумасшедшего, а?
— Да нет, вроде, уклончиво ответил я, и смущенно посмотрел в сторону.
— Вы подумали обо мне, что я «странный тип какой-то, хоть вроде на психа не похож», не так-ли?
— Вы меня извините, смутился я...
— Не стоит,- сказал Марк. Если у Вас найдется терпение выслушать меня, то, я думаю, Вам все станет ясно.
Он посмотрел на меня и в его взгляде откровенно виделось нетерпение, желание поскорее выговориться.
Я не стал мучить его ожиданием и поудобнее устроился в кресле.
— Я весь внимание,- сказал я.Обещаю Вам свое терпение и молчание.

Сережа, далее я перескажу всю его историю в том виде, как он мне сам ее рассказал.
Излагать буду, для простоты, от первого лица. Так, что, извини, за что купил...

— Я по специальности инженер-электронщик, начал свой рассказ Марк, в России работал на одном «ящике», занимался электроникой, потом программированием.
Когда мы с женой решили репатриироваться в Израиль, думал, что дороги мне будут открыты. Читал и слышал, что программисты требуются на каждом шагу, но, он на мгновение замолчал, видимо вновь вспоминая пережитое, но выяснилось, что на моем пути много непредвиденных кочек и ухабов.
Иврит пошел, мягко говоря, с трудом. Мало того, в процессе изучения языка почувствовал, что начал забывать свой «технический английский». Это, конечно, не «читаю и перевожу со словарем», как мы писали в анкетах, но до действительного знания, увы ...
В это время к нам подошла стюардесса и что-то спросила. Марк ответил ей на прекрасном иврите, с таким приятным чисто израильским грассированием, что я с подозрением посмотрел на него.
— Подумали,«здорово он врет», — произнес сосед.
Я промолчал не зная, что сказать.
Этот странный тип действительно читал мои мысли.
— Я не обижаюсь.Посмотрим, что Вы скажете в конце моего рассказа,- добавил он. Я, с Вашего разрешения, продолжу.
Марк посмотрел перед собой, его взгляд был задумчив и направлен куда-то вдаль.
— Итак, как выяснилось, моя абсорбция была не такой уж мягкой, как я себе представлял, но я не сдавался. Подрабатывал, где только можно и все свободное время до помрачения мозгов зубрил иврит и английский.
Закончил курсы программистов и начал пачками рассылать свои трудовые биографии.
Шло время, а толку — ноль. В лучшем случае доходил до интервью, но всюду получал стандартный ответ — «мы вам позвоним».
Однажды, «счастье привалило».Меня взяли в маленькую фирмочку. Я был на вершине счастья. Солнце засверкало передо мной, но, он тяжко вздохнул, но через два месяца начался кризис, фирма лопнула. Я оказался на улице. Все рухнуло, я был раздавлен. Впервые за два года с момента нашего переезда, я пережил жуткую депрессию. Явился домой в страшном состоянии. На беду дома была Света.
Ты знаешь, он вдруг обратился ко мне на ты, моя жена — настоящий человек, верный друг. Это она была инициатором нашего переезда. Буквально бредила Израилем.Между прочим, как только перехали, имя поменяла на ивритское — Ора.
Так вот, я явился домой и сорвал на ней все, что накопилось в моей душе. Я орал на жену, посылая ее и ее любимый Израиль к черту-дьяволу, а она,… она молчала. Молчала и плакала. Я увидел, как слезы медленно бегут по ее щекам и вдруг остановился, как будто получил по затылку.Мне стало стыдно.
Света посмотрела на меня и сказала тихо, что я размазня.
— Настоящий мужик умеет держать удар и не сдается при первых трудностях.
Ее слова добили меня. Я упал на колени, обнял ее и стал просить прощения. Она молча гладила меня по волосам своими потрескавшимися и покрасневшими от непрерывных уборок руками.
Я снова возобновил поиски работы. Однажды, мне позвонил приятель, с которым мы учились на курсе. Он сказал, что у них на фирме есть вакансия и он может меня рекомендовать шефу. Я тихо возликовал. Вот она – удача!
Мы договорились о встрече в Тель-Авиве на центральной автостанции. Окрыленный надеждой, я в назначенный день отправился на остановку. Чтобы сократить дорогу пошел напрямую, через полузаброшенный парк.
Сколько раз я ходил по этой тропинке и без всяких приключений. Сейчас я не шел – летел. Я был поглощен мыслями о встрече. Как она пройдет? Что скажу и как? Как себя представить получше? Ослабил на мгновение внимание, на что-то наступил, подскользнулся, земля ушла из-под ног.Я зацепился то-ли за проволоку, то-ли за сук какой-то и мои брюки, мои единственные хорошие брюки, оказались разодраны. Все рушилось снова.
— Пока вернусь домой, пока переоденусь — опоздаю. Все летит к чертям собачьим! Кто же будет после этого со мной говорить. Да таких как я «навалом».
Все эти мысли в долю секунды пролетели в моей голове. Отчаяние охватило меня и я, я не выдержал. Я завопил во весь голос.
— Да пропади всё пропадом! Дьявол!!!,- кричал я потрясая кулаками, да за что мне такое проклятье ...!!!
— Ну зачем орать так громко, я и так хорошо слышу,- услышал я тихий, спокойный голос.
Эта фраза была произненесена на хорошем русском языке.
От неожиданности я резко обернулся и увидел, что на большом камне, недалеко от меня, сидит старик. Как я его ранее не заметил, я не понял.
— Слушай, старик, — мне не до тебя.
Я решил, будь, что будет, я зажму разрыв рукой, поеду на встречу с приятелем. Там на автостанции куплю какие-нибудь штаны. Мне терять нечего.
— Я повернулся спиной к старику, чтобы бежать на остановку, как снова услышал за спиной его голос.
— Эй, бахурчик,(парнишка на иврите) ты куда летишь? Не торопись.
Я резко обернулся.
— Катись к дьяволу!,- рявкнул я.
Я собрался повернуться и рвануть со всех сил, но старик жестом остановил меня.
— Интересно, с ехидцей в голосе заметил старик, как я могу «катиться» сам к себе?
От такого я попросту опешил.
— Больной наверное,- подумал я.
— Ты ошибаешься,- сказал старик, я не больной.Я тот к кому ты обращался столько раз. Вот я и услышал.
Физиономия моя, наверное, имела такой вид, что он вдруг рассмеялся трескучим старческим смехом. Он похлопал себя руками по коленям.
— Да не дергайся ты, продолжил старик. Все равно ты не успеешь, но, чтобы ты не расстраивался лишний раз, я тебя успокою. Тамошний хозяин уже принял решение. Он возмет на работу другого парня. Это сын его армейского друга.
Если тебе интересно, я могу сказать как его зовут, телефон — проверишь.
— Откуда ты знаешь? — спросил я.
— Я знаю все,- скромно сказал старик. Например, тебя зовут Марк, твою жену – Света или Ора, а твоего приятеля — Олег. Тебе достаточно или продолжить.
Я был потрясен, раздавлен, убит. Мне уже было все равно.
— Сядь рядом, посидим, поговорим,- сказал старик.
Я медленно подошел к нему, стараясь рассмотреть по-подробнее. Старик был худ, одет в какую-то поношенную рубаху на выпуск, старые потрепанные джинсы, кроссовки на босую ногу, вид которых говорил о том, что он подобрал их у какого-то мусорного бака. Его голову украшала копна густых седых волос до плеч, орлиный нос, морщины изрезали его лицо. Глубоко посаженные глаза буквально пронизывали меня насквозь.
— Кого он мне напоминает?, — судорожно думал я и вдруг, как озарение, я вспомнил. Это же оживший автопортрет Леонардо в старости.
Помнишь, такой… карандашем или чем то похожим, написанный.
— Садись,- сказал старик и подвинулся на камне, освобождая место.
Вдруг этот странный тип закрыл лицо ладонями и сделал движение, словно начал омывать лицо. Он опустил ладони и я вдруг увидел, что он, как-будто, стер морщины со лба. Молодые, пытливые, МОИ собственные глаза, смотрели на меня лукавым, насмешливым взглядом.Я вздрогнул и отшатнулся от неожиданности.
Старик опустил руки. Все вернулось на место.Это было уже слишком.
— И не фокусник я,- вдруг сказал он, опережая мою мысль.
— Слушай, дай мне десять шекелей. Я с утра ничего не ел, а ты все равно собирался их потратить на дорогу, — обратился ко мне старик.
Я посмотрел на его худющую, морщинистую шею, торчавшую из рубашки, на двигающийся кадык.
— Я собирался потратить больше, — ответил я и протянул ему бумажку в двадцать шекелей. На десять не разгуляешься. Старик молча взял деньги и, каким-то небрежным жестом, сунул их в задний карман джинсов.
-Ты никогда не думал, что есть Добро и что есть Зло?,- вдруг спросил он и посмотрел на меня своим пронзительным взглядом, словно пытаясь найти ответ в выражении моего лица.
От этого вопроса я несколько растерялся.
— Да нет, как-то особенно и не думал,- честно признался я. Кто думает об этом в суете жизни? Сложно это, глубоко очень, а люди-человеки в большинстве своем предпочитают думать о простом, — ответил я.
— Как ты сказал? — «Сложно, глубоко»,- медленно произнес старик и снова посмотрел на меня. А ведь ты прав, ты даже сам не представляешь, как ты прав!
Мой странный собеседник замолчал в глубоком раздумье.
— Уж сколько времени я об этом размышляю и не могу ответить на этот вопрос. С тех пор, как поссорился с Ним, потом помирился ...
— Подумай, врач причиняет боль человеку, чтобы его спасти. Боль — Зло, спасение — Добро. Значит можно Злом творить Добро. Каково, а? Ты знаешь, сколько добрых дел сотворил Я, хотя просили Его...? И сколько Зла посеял Он, а все думали — это моя работа… Так, что ты прав — не все так просто в этом мире ...
Старик снова замолчал и вдруг изменил тему разговора.
Он стал расспрашивать о моей жизни, о семье, о моих злоключениях в поисках работы. Я отвечал на его вопросы просто и спокойно, ничего не скрывая. Он слушал внимательно, не перебивая, поглятывая на меня своим пронизывающим взглядом.
В конце-концов я расхрабрился и сам задал ему вопрос.
— Зачем ты все это спрашиваешь, если ты и так все знаешь?
— Мне важно не только знать, но видеть и слышать, как ты это говоришь.
— Слушай,- спросил я снова, ты попросил у меня деньги, а собственно зачем они тебе? Ты же вечный и, наверное, в еде не нуждаешся.
Я посмотрел на него с интересом, ожидая ответа.
Старик хитро ухмыльнулся и взглянул на меня.
— Ишь ты, проверяешь,- съехидничал он, а ведь ты не дурак. Я тебя просто прощупал на жмотство. Не всякий способен отдать далеко не лишние деньги случайно встреченному старику-оборванцу.
Он, вытащил из заднего кармана бумажку и протянул ее мне.
— На, держи, добавил старик, после небольшой паузы, ну, а мне пора, да и тебе тоже. Ты иди и помни — удача всегда недалеко, всегда рядом. Нужно только увидеть ее, почувствовать момент и не упустить его.
Я послушно встал с камня и пошел вверх по тропинке. Остановился, чтобы засунуть деньги в бумажник и посмотрел на них. В руке я держал банкноту в двести шекелей. Я резко развернулся, но старика уже не было.
Потрясенный случившимся я вернулся домой. Настроение было далеко не самое лучшее. Сильно болела голова. Я решил воспользоваться тем, что Светы не было дома и зашить брюки. Очень не хотелось мне растраивать её еще и этим.
Я взял нитку, иголку и собрался шить, но разрыва не обнаружил.
— Бред какой-то,- подумал я, тупо глядя на то место, где был разрыв чуть ли не с ладонь шириной.
Я покрылся весь испариной. Чтобы придти в себя, решил принять душ.
Я разделся, залез в ванную и только успел намылится, как раздался резкий телефонный звонок. Я выскочил наружу, подскользнулся, чуть не грохнулся на пол и схватил трубку.
Приятный женский голос поинтересовался, я ли у телефона и сообщил, что ее шеф ознакомился с моим резюме и приглашает меня завтра на собеседование. Она порекомендовала мне явиться при галстуке, так как босс придерживается строгих европейских норм, пожелала успеха и положила трубку.
Я стоял обалдевший. Вода медленно стекала с меня, и на полу образовалась лужа. У меня было ощущение, что все это происходит не со мной, что я свихнулся, заболел, нахожусь в бреду.
Во-первых, я прекрасно понимал все, что говорила мне секретарь, не «с пятого на десятое», а абсолютно все.
Во-вторых, я сам отвечал ей так легко и свободно, как просто не мог, В-третьих, меня приглашали на собеседование в очень известную фирму, в которую я и не обращался, будучи уверен, что там со мной даже разговаривать не станут.
От всего этого действительно можно было рехнуться.
На следующий день, рассчитав время, чтобы прибыть без опоздания, я вышел из дома. На этот раз, я решил идти по тротуару.
— Хоть путь и длиннее, зато надежнее, — подумал я.
Когда до остановки автобуса оставалось примерно метров сто я вдруг увидел, что на кусте, который был слева от меня, прямо на уровне моего лица болтается какой-то предмет. Я протянул руку и взял блестящую штуковину. Это оказался медальон из белого металла (впоследствии я узнал, что это платина), прикрепленный к красивой витой цепочке. Когда я повернул его к себе, то увидел на нем портрет того самого старика. Его морщинистое лицо смотрело на меня, и я словно почувствовал на себе, пронизывающий взгляд его глубоко посаженных глаз.В это мгновение я ощутил какую-то необыкновенную уверенность и легкость во всем теле.
Я одел медальон на шею, спрятал его под рубашку и пошел к остановке.
Далее все было как будто запрограммировано. Я прекрасно прошел собеседование на иврите и английском, отлично написал все тесты и в конце снова предстал перед шефом.
Он поздравил меня с приемом на работу, назвал зарплату причем такую, что у меня возникло ощущение, буд-то в желудке образовался кусок льда. Затем он сказал, что я поеду учиться на курсы в Штаты ...

Вот, Серега, собственно и весь рассказ моего странного попутчика.

Мой сосед сидел молча и смотрел перед собой на спинку сидения.Потом он ослабил узел галстука, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, и я увидел белую, блестящюю витую цепочку. Марк достал медальон, показал его мне и спрятал под рубашку.
— Ну, как, — повернулся он ко мне.Вы и теперь скажите, что я псих?
— Н-да-а,- протянул я в растерянности.
— Между прочим,- сказал Марк, не только я, но и моя семья вдруг оказались под покровительством некоей таинственной силы.У Светы исчезло хроническое заболевание, от которого она страдала долгие годы. Она нашла хорошую работу по специальности. Мой сын, а он у меня служит в некоем спецподразделении, как-то, под большим секретом, поведал мне, что кто-то или что-то не раз помогало ему в трудную минуту. Вот так-то..., — в задумчивости произнес сосед.

Далее все было обыденно. Мы сидели и просто болтали, Он расспрашивал меня о жизни, семье, о том где и как мы с женой работаем. Посочувствовал тому, что людям с высшим образованием (моя жена, как ты знаешь, — педагог, а я – инженер-конструктор) приходится работать не по специальности.За разговорами время полета пролетело незаметно.Стюардессы попросили приготовиться к посадке.
Когда мы вышли из самолета, я попрощался с Марком и попросил номер его телефона. Жена отвлекла меня и я на секунду отвернулся. Когда я снова обернулся к моему загадочному соседу, то его не обнаружил. Он исчез, как растворился в воздухе. Куда он мог деться, ума не приложу?

Мы совершили прекрасное путешествие и благополучно вернулись домой.
Эта странная история долго не выходила у меня из головы и, в конце-концов, я решил написать о ней тебе. Ты же любитель подобного…
Вот вроде и все. С нетерпением жду ответа. Хочу знать, что ты обо всем этом думаешь? Привет Тамаре и малому.
Твой Марик.

Серега, посылаю допписьмо. Тут такое случилось, что у меня пальцы дрожат. Еле по клавишам попадаю.
Короче. Только отправил тебе письмо и вышел в магазин за покупками. Иду себе и, вдруг чувствую, наступил на что-то. Я глянул под ноги. У меня мурашки по спине… Медальон! На цепочке!!! Взял в руки – тот самый, со стариком! Точь в точь, как тот, что Марк описывал…
Серега, я в шоке..., что будет?

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

17:50
60
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!