Как я на Сии Гард ходил...

Си Гард — морской буксир, затопленный в 2,5 км от
Ашкелона (город на берегу Средиземного моря, Израиль). Глубина-30 метров.


                                                                              «Спокойствие, \Малыш, только 

                                                                               спокойствие!"   

                                                                                Карлссон, который живет на крыше.


Однажды утром открыл я глаза и посмотрел на календарь. От увиденного стало мне тускло и тошно ибо он злоехидно напоминал мне, что юбилей мой неотвратимо приближается и никуда мне от этого факта не деться.

— Стрелки часов, размышлял я, идут не в ту сторону, древнею на глазах, много не успел по жизни, седина на висках и т.д. и т.п. В общем, как говаривал Шолом-Алейхем, — еду с ярмарки...

Тоска зеленая напала на меня, стал мне свет белый не мил, яркое солнце как-то померкло и впал я в депрессию.

Смотрел я в зеркало на свою физиономию и пытался себя как-то развеселить.

— Ничего, мы «дайвёры» народ несгибаемый, — убеждал я себя. Мы «ышшо» повоюем, ещё покажем этому циферблату маму товарища Кузькина...

Вот и решил я себе устроить этакое экстрим-шоу, разогнать, так сказать, кровь в жилах и отметить свой юбилей достойно, по-дайверски.

Должен Вам признаться, я давно присматривался к «Си Гард»у. Все, что мог о нем узнал. Несколько раз заходил в клуб, распрашивал подробности, но не чувствовал себя «морально готовым».

До сего, все мои дайвы были сделаны в Эйлате. Там, думал я, море похоже на аквариум, а настоящее — это Средиземное, и видимость ограничена и даже цвет воды иной. Нырнул несколько раз в Кейсарии (в античном затопленном порту, где глубина максимум семь метров). Привыкал к морю. В конце концов я решился.

Мой сын — верный спутник и помощник, тогда ещё не дайвер, вызвался и на сей раз составить мне компанию.

Прибыли мы в Ашкелон, в клуб. Пришел, зарегистрировался, взял баллон, грузила.
К тому времени успел я сделать после курса аж (!) пятьдесят погружений.
Из них вертикальным профилем только на Японские сады, что в Эйлате, да один раз в Турции довелось всплывать вместе с тамошним инструктором с глубины порядка 24 метров. Вот и весь опыт.

Снаряжение собрал, стою, жду. Вокруг народ какой-то тусуется.
— Кто еще в группе будет?  — размышляю, надо ведь себе партнера подыскать кого-нибудь поопытней. Скоро, наверное, будет инструктаж, — думаю, а сам прикидываю к кому подойти да пристроиться.

Вдруг приблизился ко мне какой-то мужичек средних лет. Круглолицый такой, плотненький фигурой. Подошел и поинтересовался может ли он со мной в паре нырнуть. Я представился и спрсил его кто он и что. Получил ответ соверщенно неожиданный. Мужичек сказал, что он технодайвер (!!!), что зовут его Флавио.

— Класс! — подумал я, немедленно согласился и сказал, что скорее не ему со мной, а мне с ним нырять надо.

На душе моей полегчало. Мы разговорились. Только он успел сказать мне, что приехал из Румынии и что дома у него есть «технарский» комплект снаряжения (что сие значит я тогда ещё толком не знал), как из дверей клуба вышел парень, что там работал. Он громко хлопнул в ладоши.

— Эй, друзья, пошевеливайтесь. Быстренько все в лодку!

— А как же инструктаж, наверное в пути будет?..., — пронеслось у меня в голове.

Раздумывать особенно было некогда. Я схватил свою снарягу и потопал в сторону лодки.

Сын, скрывая своё огорчение (ему запретили плыть с нами, т.к. у него не было страховки), поднял мой пояс с грузилами и пошел рядом. Я увидел Флавио, который удобно пристроил своё имущество на тележке.

Мы расположились в моторной лодке, напоминавшей рыбацкую шаланду. Я сел напротив Флавио. Он немедленно наклонился, вытащил из под скамейки какой-то чемоданчик и открыл его. Внутри лежал баллон.

— Кислород проверил,- с одобрением подумал я. Сразу видно — технарь!

Лодка быстро заполнилась. Народ, по всему видно, что бывалый, разместился на скамейках. Снаряжение разложили под ногами. На нос ловко спрыгнул парень, который нас подгонял. Он прошел к рулю, завел двигатель и мы направились в море. Я только успел помахать сыну, как мы вышли из марины и мне пришлось вцепиться в скамейку обоими руками, так как лодка, как заправский мустанг, поскакала по волнам.

— Берег постепенно удалялся. Волны стали спокойнее, но лодка, продолжала прыгать и брызги щедро орошали нас соленым дождем.

— А когда же инструктаж-то будет и кто среди нас инструктор, что возглавляет группу?

Эта мысль, словно шуруп, сверлила мозг. Весь мой «огромный» опыт погружений в Эйлате говорил, что во главе группы всегда идет инструктор, который перед погружением проводит подробный и, иногда, до занудства, длинный бриффинг.

Я осторожно поинтересовался у русскоязычного парня, с которым оказался рядом на скамье.

— Ты чё, какой, к черту, инструктор, какой-там инструктаж?! — обескуражил он меня.

Сейчас придем. Выбросят нас, на-фиг, за борт и топись, кто как сможет...

— Ни хрена себе..., — подумал я и с надеждой посмотрел на Флавио.

Тем временем мы пришли. Наш шкипер, руководствуясь известными ему приметами, вывел лодку на точку, как в последствии оказалось, безукоризненно точно. Он ловко перебрался на нос и сбросил буёк с дайверским флагом.

Народ стал собираться. Мой партнер, несмотря на свою кажущуюся неспортивность, ловко упаковался в снарягу и кувыркнулся заборт. Я тоже одел пояс с грузилами, компенсатор, ласты и сел на борт.

До сего дня я спиной назад ни разу и не прыгал, и, по-сему, вспомнил, как это сделал Флавио и как это описано в учебнике.

Честно говоря, я волновался, но не так сильно, как ожидал. Просто потому, что некогда было. Я посмотрел назад, чтобы не свалиться кому-нибудь на голову, одной рукой прижал маску к лицу, другой — пояс и сильно оттолкнусля ногами. Удар о воду и я увител серебристую поверхность над головой. Впрочем, компенсатор мгновенно вынес меня на поверхность. Я подплыл к своему партнеру и мы направились к буйку.

Предыдущий опыт, говорил мне, что мы сейчас будем опускаться вдоль каната, но наш шкипер наверное был телепатом, потому что мгновенно опроверг мои мысли.

— Эй, ребята, крикнул он, вы там за веревку буя не цепляйтесь, а то она не выдержит...

— Ни хрена себе..., — снова мелькнуло в голове.

Я посмотрел на Флавио, ожидая его команды. Он подал мне сигнал «О.Кей». Я сунул загубник в рот, поправил маску и подтвердил свою готовность.

Мой партнер немедленно стравил воздух из компенсатора и погрузился в пузырях воздуха.

— Шма, Исраэль...! ( Слушай Израиль! — первые слова главной молитвы.Иврит,)

Я нажал на кнопку инфлятора, стравил воздух из компенсатора плавучести и последовал за ним.

Зеленоватая вода была на удивление прозрачной. Флавио, как парашютист, парил впереди и ниже меня примерно в двух метрах от веревки буйка. Я спускался за ним чуть выше и был занят тем, что продувал уши, поддувал воздух в компенсатор и неотрывно следил за своим вождем.

Глянул на подводный компьютер. Было примерно 20 метров.

— Как быстро..., — подумал я и снова перевел взгляд на партнера.

Вода стала грязно-коричнево-зеленого цвета и внизу подо мной проступили контуры затопленного судна. Снова посмотрел на компьютер.

 
— Ух, ты, почти 30! Кажись приехали...

Проверил давление воздуха. Зная свой «аппетит» я предусмотрительно взял стальной 15-ти литровый баллон и о сем не пожалел.

Итак, мы находились на носу буксира. Я, как прикленный, был с правой стороны от Флавио. Видимость стала еще хуже. Я увидел перед собой резиновый скат от грузовика, обрывки каких-то сетей.

Уже потом, на берегу, мне ребята рассказали, что в эти сети как-то запутался один парень и его товарищи двенадцать минут резали их ножами, чтобы этого беднягу оттуда извлечь!

Мы поплыли к корме. Прошли через рубку. Я поражался как Флавио ориентируетмся в этой бурой мутоте.

Грунт вокруг корабля — легкий ил, который и сыграл со мной злую шутку. Тогда я и понятия не имел, что в таком случае лучше всего плавать стилем фрогги-лягушкой, чтобы ластами грунт не задевать.

До сих пор не знаю, это я задел грунт или кто другой, но вдруг я оказался в непроницаемом облаке и партнер мой исчез, словно растворился.

Я крутанулся вокруг, но Флавио не обнаружил. Подождал немного в надежде, что партнер сам ко мне вернется, но, увы...

Вспомнил, что в таких случаях рекомендуется приподняться выше и искать воздушные пузыри напарника, что я и сделал, но, также, безрезультатно. Посмотрел на комп. Он показывал, что до конца бездекомпрессионного времени осталось только четыре минуты.

— Та-а-ак, — подумал, я. Пора сматываться. Спокуха, только спокуха! Если не будешь суетиться, то все будет беседер (в порядке). Надо всплывать самостоятельно.

Эти мысли промчались в голове со скоростью молнии. Посмотрел на манометр и убедился, что волноваться мне действительно нечего, т.к. воздуха в баллоне вполне достаточно. Я еще раз помянул добрым словом мудрость Карлссона и начал подъем.

Я мгновенно вспомнил, как это делел в Турции. Правда тогда мы поднимались вдвоем с инструктором, держа друг-друга за лямки компенсаторов плавучести, и он по компьютеру контролировал скорость всплытия.

Сейчас я был один и держаться мне было незакого.

Я вперил свой взгляд в свой верный комп., который тогда был на моей левой руке, и, тут же, убедился, что одновременно смотреть на него и управлять инфлятором совершенно неудобно. (С тех пор я одеваю комп. только на правую руку).

Прочитав эти строки, какой-нибудь матерый дайвер возможно и улыбнется, но тогда мне было не до смеха.

Решение «проблемы» я нашёл мгновенно. Просто взял инфлятор в правую руку. Тоже неудобно, но...

— Итак, главное контролировать плавучесть, чтобы не понесло,- сказал я сам себе.

Я медленно работал ластами и периодически, стравливал воздух из компенсатора. Вдруг, справа от себя, я увидел два столба воздушных позырей, поднимавшихся откуда-то снизу.

— Наши!, — подумал я.

Я испытал дикий соблазн погрузиться и присоединиться к ребятам из группы, так как за компанию как-то веселее, но… решения своего менять не стал и продолжил подъем. Я прекрасно помнил, что делать пилообразный профиль совершенно не стоит и, к тому же, твердо знал, что шарахаться от решения к решению в подобной ситуации самое глупое, что можно придумать!

Постепенно вода посветлела, видимость улучшилась. Когда я глядел вверх, то видел над собой серебристое покрывало, призывно переливавшееся на солнце. Я пытался изо всех сил контролировать подъем.

Более всего я опасался, что потеряю контроль и меня выбросит. По сему, старательно стравливал воздух из компенсатора. Настолько старательно, что всегда имел отрицательную плавучесть.

В результате, когда я прекращал работать ластами, мои уши сигнализировали о том, что я снова погружаюсь и компьютер подтверждал этот печальный факт.

Этаким образом, я постепенно подобрался к заветной глубине — шесть метров.

— Как сделать остановку безопасности, если я остановиться не могу?

Истинно гамлетовский вопрос!

На него я ответил просто. Глядя на компьютер, я постоянно работал ногами, удерживая себя на более или менее подходящей глубине.

Надо мной соблазнительно сверкала такая желанная поверхность моря, а я, глядя на неё, болтался перемещаясь то чуть вверх, то вниз.

Так я продержался примерно минуты полторы — две и почувствовал, что вымотался и уже больше не могу продолжать.

— Надо подниматься! — подумал я.

Это решение я принял вполне осознанно. Я рассудил, что всплывал медленно, тщательно контролируя темп по компьютеру, что остановка безопасности — вещь необходимая, но необязательная и, в конце-концов, я её, в принципе, выдержал.

Вот оно — счастливое мгновение!!!.. Серебристая поверхность расступилась, я увидел солнце и необыкновенно прекрасное голубое небо!!!

Всплыл и надул компенсатор. Волны плавно покачивали меня на своих плечах и передо мной простиралась линия горизонта. Чувство внутреннего удовлетворения заполнило на мгновение все моё существо.

— А где же лодка, ч-ч-ерт, куда же она провалилась?!

На секунду мне стало не по себе. Я повернулся на 180 градусов и камень упал с сердца.

Она просто находилась точно за моей спиной примерно в пятидесяти метрах, а слева от меня, метрах в десяти, покачивался заветный буй.

В тоже мгновение, рядом с ним (вот, что значит технарь!) показалась голова Флавио.

Потом все было просто. Мы подплыли к нашей шаланде. Оказалось, что мы были последними. Я снял пояс и передал его ребятам на лодку, потом компенсатор с баллоном.

Подтянулся на руках и, не очень ловко, так как зацепился ластами, перевалился через борт.

Все! Я получил, что хотел. И встряхнулся, и на Кузькину мать полюбовался, и юбилей свой достойно отметил!

Мы «поскакали» к берегу. Я сидел и пытался «переварить» впечатления и новый приобретенный опыт.

Спросил у Флавио куда он пропал. Он ответил, что не нашел меня в облаке ила и добавил, что в условиях ограниченной видимости обычно сцепляются веревкой с карабином.

Флавио показал на катушку, висевшую на кольце его компенсатора (почему же тогда он не дал мне конец я так и не понял).
Мой партнер успокоил меня. Сказал, что я сделал все нормально, что так приобретается опыт и, вообще, что всё О.К.

Дорога обратно пролетела незаметно. Наш шкипер влетел в марину и ловко пришвартовал лодку к пирсу. Я увидел улыбающегося сына, приветливо махавшего нам рукой.

В своих мыслях я часто возвращаюсь к этому, столь поучительному для меня дайву, на память о котором в моем лог-буке остался красивый штамп Флавио в виде крокодила.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!