Характер.

                                                             Миниатюра.

               У моей соседки, старушки неопределенного возраста, забот хватало на целый день. Индюшки, цесарки, куры, утки и гуси, вся эта живность требовала заботы и заставляла хлопотать с утра до вечера. То она кормила их, то вылавливала на соседних дворах, то ходила по огороду, заглядывая под каждый куст картошки, в поисках яиц. Цесарки, почему-то, не признавали насеста, где неслась, более-менее уважающая себя птица, а откладывали яйца на огороде и в зарослях крапивы, росшей на обочинах.
               Но больше всего хлопот и забот придавал ее внук, мальчик лет шести. По словам самой соседки, он был сделан «из чертенячьих хвостиков». С раннего утра и до позднего вечера, на него не было никакого угомона. То он сорвется с дерева, сам не зная, зачем туда забравшись, то гоняет кур, то воюет с гусаком, как украшения доблести, показывая синяки от его укусов и от ударов крыльями. То сбежит со двора и старушке приходится долго разыскивать его. Река ведь рядом, мало ли что?
               Однажды, услышав неистовую ругань соседки, я зашел к ней. Передо мной предстала такая картина. Соседка стояла посредине двора, и очищала от листьев тонкую хворостинку. Между ее коленями была зажата голова мальчика, а сам он, со спущенными штанишками, стоял, согнувшись, выставив мне на обозрение свой худенький зад.
               - Что случилось? – спросил я.
               - Да этот чертенок выдрал хвост у индюка, - в сердцах проговорила она.
               Индюк, свесив с клюва  свой хоботок, гордо расхаживал по двору, и, словно в подтверждение словам хозяйки, громко «прокашлял».
               В это время вжикнула хворостина и резко опустилась на голые ягодицы мальчика. Поперек них отпечаталась красная полоска. Тот взвизгнул, словно к его заду приложили раскаленный прут и, освободившись из бабушкиных колен, прогнулся назад, ухватившись обеими руками за, горевшие огнем ягодицы. 
Меня поразило то, что он не заплакал, а только мельком взглянул на бабулю, как сам называл ее, и молчал.
               - Будешь птиц трогать? – спросила соседка. – Или еще добавить? – и она вновь замахнулась хворостиной.
               - Нет, нет, подожди! – защищаясь, мальчик выбросил вперед худенькую ручонку. – Подожди, пусть эта перегорит, а потом уж…
               Не зря, видимо, говорят, что характер и сила воли вырабатываются с детства. А у этого мальчика, по всей вероятности, они уже есть…

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

15:30
110
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!