Черная маска

Вы когда-нибудь задумывались, какая бывает тьма? Она бывает кромешная, непроглядная, непроницаемая, пугающая, давящая. Темнота может вызвать у человека эффект вертиго, когда у него возникает головокружение и ложное чувство движения в пространстве. Давящая тьма может привести к такому страху и панике, что человек теряет способность здраво мыслить. Последствия этого могут быть самыми печальными.

Вот именно в такую темноту я и поместил себя сам. Сделал я это очень просто. Сначала я снял с себя свою прозрачную маску, взял из руки инструктора маску, стекло которой было закрашено черной краской, надел ее и… погрузился во тьму.

Было это недалеко от берега, на глубине примерно метров шесть. Шел третий день моего курса технического дайвинга.

Непосвященный читатель может задать вполне справедливый вопрос.

— Ну, допустим, дайвинг-это понятно, а почему технический?

Я не хочу вдаваться в особые тонкости, но постараюсь пояснить то, что важно.

Итак, весь дайвинг делится на две неравные категории. Спортивный и технический.

В спортивном дайвинге максимальная глубина погружения тридцать метров. Это позволяет пловцу «в случае чего» относительно безопасно всплыть на поверхность. Кроме этого «спортсмену» категорически запрещается заходить в декомпрессию.

Декомпрессия – это насыщение тканей тела азотом из воздуха, которым он дышит, до такой степени, что требуются специальные процедуры для его очистки-декомпрессионные остановки с использованием на них особого газа.

Все, что глубже – относится к техническому дайвингу.

Между этими видами подводного плавания есть еще одно важное отличие. Если любой здоровый человек, заплатив дайвклубу и неделю отучившись на курсе, получает заветную карточку спортивного дайвера, то технический...

В этой категории отношение к подводному пловцу на порядок более суровое. Сам курс занимает всего пять дней, но… растянутся может на несколько месяцев. Почему? Да потому, что пока ты не продемонстрируешь своему инструктору, явлющемуся твоим ВЕРХОВНЫМ судией, все, что он требует, и ТАК, как он требует, то сертификата ты не получишь!

Ежели вдруг инструктор скажет, что ты не соответствуешь его требованиям, то все, до свидания!

Если ты все же хочешь заполучить заветный сертификат, иди на курс снова и плати заново! И никаких поблажек!

Сердобольный читатель может спросить.

— Почему так жестоко?

Да потому, что всякие экстремальные ситуации на глубине могут привести к гибели дайвера.

К примеру, если пловец, находясь в декомпресии, резко взлетит на поверхность, то, в лучшем случае, его ждет барокамера, где он будет лечиться от декомпрессионной болезни, а в худшем случае..., но не будем об этом.

Вот, поэтому, и обучают на курсе все проблемы решать «там», поэтому снаряжение дайвера дублируется, как у космонавта, и требования к нему на порядок более высокие.

Именно для того, чтобы научить дайвера борьбе со стрессом и ввели в курс упражнение с черной маской!

Утро этого дня началось прозаически.

— Так, ребята, заявил нам инструктор, сейчас на лодке выходим в море, погружаемся на глубину двадцать метров, поднимаемся на глубину три метра, выпускаем буй, на котором дайвер повисает проходя последнюю декоостановку, и гребем к берегу.

Технический дайвер, в отличие от спортивного, имеет за спиной не один баллон, а два, соединенных (спаренных) специальной трубкой. Весит эта конструкция вместе со встроенным внутрь ее грузом до пятидесяти килограмм.

Итак, мы заволокли на лодку свои спарки и декомпрессионные баллоны и разместились сами. Мы-это три курсанта и инструктор.

Должен признаться, что мне не повезло. Я пошел на курс один, то есть без партнера. Идеальный вариант-это когда идешь с хорошим другом, с которым можно совместно расхлебывать все проблемы, то есть вместе тренироваться, работать над ошибками, но увы…

Моими сотоварищами были два молодых парня-спортивные инструктора из местных клубов. По возрасту они были чуть ли не в два раза младше меня, а по уровню подготовки… Инструктор – есть инструктор!

После непродолжительного плавания пришли мы к месту погружения, обозначенному буем. Я просунул руки в ремни спарки, которая одевается на спину как рюкзак, поддул компенсатор плавучести, стал одной ногой на борт лодки и сделал большой шаг вперед. Вода на мгновение сомкнулась над моей головой, но компенсатор моментально вынес на поверхность. Шкипер лодки подал мне декомпрессионный баллон, который я тут же пристегнул к себе.

Мои сотоварищи вошли в воду аналогичным способом, а вот инструктор..., он сделал это красиво, этаким кульбитом-кувырком через голову. Хочу напомнить, что у него за спиной была такая же спарка, как и у всех, но ведь он техноинструктор и этим все сказано!

Мы собрались вместе, обменялись знаками готовности и ушли под воду. Выполнил я упражнение, выпустил буй, взял азимут и поплыл к берегу. Расстояние было довольно приличное. Какое я точно не знаю, но путь показался мне бесконечным.

Должен сказать, что плыть не отставая от более молодых, сильных товарищей и, в придачу, буксировать декомпрессионный буй очень тяжело.

Достиг я береговой черты измотанным до предела. Тут выяснилось, что течением нас отнесло от клуба и пришлось мне топать по песку со спаркой на спине и с баллоном в руке метров двести. Добрался я до клуба в состоянии, о котором говорят:

— Клиент созрел!

Инструктор осмотрел нас орлиным взглядом отца-командира.

— Ребята, у кого что осталось?

Это он имел в виду остаточное давление воздуха в спарках.

— Так,- сказал он, отлично! Отдыхаем и делаем «черную маску».

Моя первая мысль была простая, как приговор.

— Хана!

Я чувствовал себя уставшим до безумия и тут еще и это! Но, делать нечего, надо срочно принимать меры.

Дело в том..., что у меня есть один нюанс по жизни… Короче, Всевышний одарил меня такими глазами, что если бы не гений, придумавший контактные линзы, то ходил бы я с палочкой слепца.

Есть такая напасть по имени кератоконус, из-за которой очки сделать технически невозможно и только контактные линзы спасают! И в каждом глазу у меня их две-мягкая и жесткая!

При замене маски есть опасность линзы потерять, поэтому я и приспособился, в таком случае, линзы из правого глаза снимать. Я называю это «метод циклопа».

Я побежал, нашел какое-то более или менее подходящее для этой процедуры место и линзы с глаза снял. Уф!

— Ребята, одеваем спарки и вперед!,- скомандовал инструктор.

— Мой час настал..., — пронеслось в голове.

Я схватил свою спарку, взволочил ее на кошмарно неудобный диван, стоявший тогда перед прилавком клуба, сел и начал влазить в ее сбрую. Вот тогда я и увидел суперкласс, который продемострировал нам инструктор.

Он поставил спарку перед собой, просунул руки в ремни, взял ее (пятьдесят килограмм, между прочим!) и элегантно закинул себе на спину через голову. Я такой метод видел у одного спортивного инструктора, но чтобы тяжеленный дабль...!

Впрочем, тогда мне было не до восхищений. Я встал и пошел к воде собираясь и концентрируясь на свой «последний и решительный».

Мы прибыли к месту испытания, которое находилось недалеко от берега на, как я уже писал, глубине шесть метров. На дне для учебных целей были разбросаны старые покрышки. Наш инструктор аккуратно натянул между двумя такими покрышками тонкую веревку и приготовился демонстрировать нам упражнение.

Я вперился в него взглядом и стал буквально «поедать» его глазами. Я мысленно препарировал каждое его движение, раскладывал его на составляющие и упаковывал в мозг.

Инструктор легко и непринужденно выполнил упражнение и жестом пригласил первого курсанта. Я решил выждать, чтобы еще понаблюдать.

Итак, первый курсант надел черную маску, снял с себя снаряжение и… на мгновение потерял контакт с бечевой. Дело в том, что это не просто веревочка, а этакая «нить Ариадны», которая является единственной дорогой домой. Терять контакт с ней категорически нельзя! Инструктор моментально отодвинул бечевку чуть в сторону. Этого оказалось достаточно, чтобы испытуемый ее не нашел. Все! Провал!

Второй курсант вроде выполнил все упражнение, но «завалил» его в конце. Его подвела привычка спортивного инструктора. У «спортсменов» принято под водой надевать на себя компенсатор с закрепленным на нем баллоном, как пиджак. У «технарей» — через голову, как это проделал инструктор еще в клубе. Парень запутался в ремнях, потерял плавучесть и всплыл.

Наступила моя очередь. Сердце бешено заколотилось в груди от волнения. Я подплыл к бечевке, мизинцем левой руки зацепился за нее и посмотрел на инструктора. Он протянул мне черную маску. Тьма беспросветная встала передо мной непроницаемой стеной.

— Спокойствие, только спокойствие!,- процитировал я Карлссона, который, как известно, живет на крыше. Собери мозги «до кучи» и надо действовать,- сказал я себе.

Я снял декомпрессионный баллон и прицепил его карабином к веревке. Потом сел на него верхом, точно как барон Мюнгхаузен на артиллерийское ядро. Зафиксировав себя этаким образом, я приступил ко второму этапу упражнения. Расстегнул все ремни спарки, стащил ее через голову и зажал правой рукой под мышкой. При этом, разумеется, я загубника регулятора изо рта не выпускал. Я же дышать-то должен!

Итак, второй этап завершен. Скользя пальцами по баллону, на котором я сидел, сжимая его коленями, чтобы не потерять, я нащупал заветную веревку и приготовился плыть.

— Стоп! — сказал я сам себе.

Меня в это мгновение посетила глубокая и очень важная мысль.

— Так как я прицепил баллон перед собой, — рассуждал я, то мне надо плыть не вперед, а назад.

Зацепив веревку пальцами и сжимая ее так, чтобы, не дай бог, не потерять, я развернулся и поплыл. Куда? Туда! В кромешную, непроницаемую тьму! Эта тьма словно прессом сдавила меня, пытаясь лишить возможности что-либо соображать. Вот тогда я и познакомился с вертиго.

Я плыл в непроницаемой тьме. У меня возникло полное ощущение, что я двигаюсь по какому-то бесконечному кольцу. Единственное, что соединяло меня с окружающим миром-это ощущение, зажатой в руке веревки, которую я держал нежно и прочно. В этот момент я любил ее, как родную маму! У меня было полное чувство, что путь мой бесконечен и никогда не закончится.

Именно в этот момент моя рука уткнулась в колышек, к которому была привязана веревка. Фу-у-у-у! Я наконец-то достиг точки разворота.

Осторожно, чтобы ни на мгновение не потерять контакт с веревкой, я развернулся и поплыл обратно по своему «бесконечному» маршруту.

Я на собственном опыте убедился, что мозг человеческий, в условиях отсутствия притока информации об окружающем мире, вытворяет с психикой такое..., что действительно можно слегка рехнуться.

Теперь мне казалось, что плыву я по бесконечному черному тоннелю или пещере, из которой выхода нет и никогда не будет.

Тем не менее, наступило счастливое мгновение. Я почувствовал удар. Это был мой собственный баллон, который ждал меня, пристегнутый к бечевке в начале маршрута. Я был счастлив!

— Не расслабляться! Надо сконцентрироваться! Перед тобой самое трудное! — скомандовал я себе.

Сердце готово выскочить из груди! Мне предстоял завершающий этап упражнения. И я его выполнил! Вот когда пригодилась мне моя «раскадровка» каждого движения инструктора.

Я нащупал и уселся на свой баллон. Течением меня начало «мотылять» со стороны в сторону, но я, как ковбой на мустанге, твердо сидел на своем брыкастом коне-баллоне. Потом я надел на себя спарку, причем именно через голову, а никак иначе(!), на ощупь нашел и застегнул все ремни, ни разу в них не запутавшись! Затем я руками скользнул по баллону, на котором сидел, нащупал свою столь нежно любимую веревку, отсоединил от нее баллон и прицепил его к себе. Все! Я победил! Я это сделал!

Я снял с лица черную маску и прекрасный, необыкновенный, чудесный, яркий свет ударил мне в лицо! Вру! Все это-поэтическое преувеличение потому, что мой левый глаз был крепко-накрепко зажмурен, а правый… видел только нечто смутное и расплывчатое.

Тем не менее я различил перед собой руку инструктора, державшую мою прозрачную маску. Я вернул ее на свое законное место, резким выдохом очистил ее от воды, обрел четкость зрения и увидел перед носом загубник, который подал мне инструктор.

За время выполнения упражнения я «сожрал» весь оставшийся воздух. Вот что такое стресс!

Мы стояли с инструктором в душе. Я стаскивал с себя костюм и медленно отходил от пережитого.

— А ты молодец, — сказал он мне улыбаясь. Не ожидал. Ты единственный, кто сделал «черную маску» с первого раза. Впрочем..., я тебе посоветую, продолжил инструктор, приостановить курс. Тебе надо еще поработать над техникой и он перечислил упражнения, которые надо доработать для завершающего экзамена.

— Ну ты же слепой! – посмеивлись потом знакомые дайверы. У тебя глаза на кончиках пальцев, вот поэтому и сделал «черную маску»!

Не знаю, пожет они в чем-то и правы. Не зря говорят, что в каждой шутке есть доля истины!

Через два месяца после описанных событий, пройдя дополнительные тренировоки, я сдал теоретический и практический экзамены, завершил курс и, наконец-то, получил свой заветный сертификат.

16-17 мая 2020 года.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!