Шестьдесят четыре. (Моя предельная глубина)

                                                                                                 Стремись к своему пределу!

 

                                                                                                  Каждый человек имеет

                                                                                                  право сотворить глупость,

                                                                                                  главное, чтобы она не

                                                                                                  переросла в полный                                                                                                   идиотизм!

Долгие столения человечество было твердо убеждено, в том что земля стоит на трех слонах. После открытия шарообразности Земли, слоны остались без работы. Они гордо удалились, высоко подняв свои хоботы.

Природа, как известно, не терпит пустоты и место слонов заняли… безумцы.

Да, я твердо убежден, что именно безумцы являются движителем развития человеческой цивилизации.

Разве мог добропорядочный бюргер считать нормальным человека, который взошел на корабль и отправился «в никуда», в неведомый океан, за горизонт? Нет, конечно, но именно так были совершены великие географические открытия!

О храбрецах покорявших небо, я вообще промолчу.

Среди людей всегда находятся те, кому неймется, те кто стремятся куда-то, рвутся что-то покорять и открывать.

У моего товарища был друг-альпинист, носивший высокое звание «Снежный барс». Зимой он ночевал на балконе в спальном мешке, засыпанном снегом. Вы назовете его нормальным? Целый год он и его друзья собирали деньги, чтобы взвалив на спину тяжеленные рюкзаки, уехать покорять вершины. Они возвращались домой уставшими и обмороженными, залечивали ушибы, раны, переломы и снова уходили в горы.

Я представляю себе, как добропорядочный обыватель глядя в усталое, обветренное, обмороженное лицо этого человека с участливывым любопытством поинтересуется:

— Ну и как вы там в горах отдохнули? Хорошо?

С его точки зрения, эти люди к категории нормальных не относятся.

Если вы думаете, что дайверы далеко ушли от альпинистов, то ошибаетесь. Альпинисты стремятся вверх, а дайверы вглубь.

Норма дайверской жизни. После трудовой недели не дрыхнуть в постели, а встать в четыре утра, чтобы проделав 320 (или более) километров в одну сторону сделать за уик-энд несколько погружений и, порядком уставшим, вернутся в конце выходных домой. А ведь утром следующего дня на работу!

Вы можете меня спросить

— А зачем вам это надо?

— Не знаю! Некоторые из сотоварищей говорят, что у них «сохнут жабры», другие рассуждают об адреналиновой зависимости, об «азотной наркомании». Нет у меня ясного ответа. Просто тянет и все!

На второй день нашего дайв заезда мы стояли в клубе и обсуждали громадье планов. Первый день был посвящен разнырке и теперь хотелось чего-нибудь особенного.

-А не сходить ли нам на якорь? — спросил наш предводитель- очень опытный дайвер.

Я так и буду называть его в дальнейшем-ООД. Он вместе со своим товарищем, таки же ООД, не раз совершал сверхдлинные и весьма глубокие погружения.

Сердце мое сжалось и я глубоко задумался. Человек всегда боится неизвестности. И я боялся, точнее опасался, но не неизвестности, а того, что я знал.

Якорь – это шестьдесят четыре метра! Вы можете задать вполне справедливый вопрос.

— Ну и что из этого? В чем прикол? А я вот слышал, что погружаются и на большую глубину...

Абсолютно верно! Важно не только на какую глубину ты погружаешся, но и чем ты дышишь!

На глубинах превышающих шестьдесят метров используют дыхательные смеси, в которых азот заменен гелием. Проблема в том, что при дыхании воздухом на большой глубине возникает явление, которое называют глубинным опъянением или азотным наркозом. У гелия такого свойства нет, вот его и используют! Правда есть одно «но!» Гелий весьма дорог!

Глубинное опьянение проявляется весьма индивидуально. Некоторые впадают в беспричинную эйфорию. В таком состоянии дайвер может предложитьсвой загубник проплывающей мимо рыбе.

— Эй, дружище, на, подыши!

Или начнет «чудить белым светом», то есть проявлять неадекватное поведение чреватое последствиями.

Явление это временное. Чтобы его прекратить достаточно уменьшить глубину.

У меня «азотка» проявляется в том, что «бъет» в голову, то есть вызывает головокружение, и «давит» на желудок.

Я ее не раз испытывал, но не на таких же глубинах!

Вообще азотное опъянение может проявить себя и на значительно меньшей глубине. Все зависит от состояние здоровья и самочувствия дайвера. Для профилактики этого явления и рекомендуют делать так называемую «разнырку»то есть совершать серию погружений с постепенным увеличением глубины. Это звучит красиво теоретически, но когда у тебя только два дня...

Я стоял испытывая душевное борение.

— С одной стороны, рассуждал я, это то самое «новое» к чему ты постоянно стремишся. С другой стороны шестьдесят-это предел использования воздуха! А там шестьдесят четыре! Как оно там будет? Ведь каждый метр глубины оказывает влияние! Но ведь у тебя же есть опыт,- продолжал я. Ты ведь бывал и не раз на пятидесяти и на пятидесяти пяти, но...

Как много в этом самом «но». Настолько много, что мне трудно выразить словами.

— Я иду,- сказал я ООД, но если «шибанет», то буду подниматься.

Самое трудное в таком деле-принять решение. Далее все становится просто. Остается решение реализовать.

Мы начали собираться. Возня со снаряжением требует полного внимания и отвлекает от всяческих мыслей. Место ухода в глубину давольно далеко, поэтому мы берем с собой четыре баллона. Два, соединенных между собой и собранных в одну конструкцию на спине. Это так называемая спарка. Они заполнены воздухом. Еще один используется, как путевой баллон. Его «съедают» на пути «туда». Четвертый баллон-декомпрессионный. Он необходим на обратном пути для очистки тела от азота.

Как видите, все довольно просто. Правда простота-есть вещь относительная.

Через пол часа плавания по мелководью мы пришли к месту ухода в глубину. Оно представляло собой почти вертикальную стенку уходящую вниз в серо-синюю мглу.

Вообще красота подводного мира, та самая, которую любят показывать в документальных фильмах, находится до глубины где-то метров пятнадцать. Тут вам и разноцветье кораллов, рыб и буйство красок.

Далее мир становится сине–серым потому, что солнечные лучи с трудом пробивают толщу воды. При погружении ниже серая составляющая окружающего мира становится превалирующей. Ниже сорока-космос. Точнее говоря гидрокосмос. Ты ощущаешь его кожей, телом, душой. Чувство невозвратности, чужеродности этого мира превалирует, заставляет тебя сконцентрироваться до предела.

Здесь совершенно другая красота. Красота дикости, нехоженности. Красота сурового мира, в котором нет места для ошибок.

Если посмотреть вверх, то где-то там вдалеке видишь серебристо-серое, похожее на небо покрывало. При этом ты осознаешь, что над тобой пусть невидимый, но непроницаемый потолок. Чтобы его преодолеть, достичь столь манящей и одновременно недоступной поверхности, необходимо выполнить определенные процедуры-декомпрессионные остановки.Нарушение этого порядка чревато столь суровыми последствиями, о которых не хочется даже думать. Осознание этого факта добавляет соли и перца в то море чувств и переживаний, которые заполняют душу.

Я сразу предупреждаю, что пишу только о личных, субъективных ощущениях. Кто-то другой может быть воспринимает мир глубины по иному. Я не знаю. Все держится внутри и не каждый захочет приоткрыть душу.

Я посмотрел вниз. Сзади меня осталось разноцветье красок, впереди – сине-серая мгла, переходящая в густой фиолет.Я выполнил переход с путевого баллона, который был уже практически пустой, на воздух из спарки и подал сигнал о готовности к погружению.

Мы начали медленно спускаться вдоль стены, покрытой огромными кораллами. Мир становился все более серым. На глубине сорока метров я отцепил от себя катушку и привязал ее бечеву к большому кораллу.

— И на кой черт нам катушка? — спросил я ООД, когда мы обсуждали детали на берегу. Мы же не в пещеру идем.

— А тебе может так «звиздануть» в башку, что забудешь где верх, где низ. Веревочка же тебя всегда выведет,- пояснил он.

Я проверил как закреплена бечевка и почувствовал «это». Первые признаки «азотки». Нет, с точки зрения физиологии она начала действовать еще раньше, но была неощутима. Теперь же голова и желудок просигнализировали о начале «второй части Марлезонского балета».

— Надо собрать мозги «до кучи»,- сказал я себе. Я должен контролировать сознание. Я буду разговаривать сам с собой!

Мы продолжали погружение. Возникло ощущение обруча сжимавшего голову.Неумолимая рука медленно сдавливала желудок. В ушах возник шум похожий на колокольный звон. Я посмотрел на компьютер. Глубина пятьдесят, пятьдесят пять. Дум, дум, дум, дум! Колокольный звон, гремевший в ушах, становился все все громче и громче.

— По ком звонит этот колокол? Он звонит по тебе, — вспомнил я крылатую фразу. Надо сконцентрироваться, надо собраться и контролировать каждое движение. Нельзя позволить «азотке» подавить сознание, — твердил я себе снова и снова..

Я собрал себя в кулак, мысленно проговаривая каждое свое действие.

Коралловая стена тем временем закончилась. Мы достигли дна. У основания стены был песок. Весь горизонт закрывала сине-серо-фиолетовая мгла, которая четко и ясно предупреждала меня.

— Стой! Дальше тебе делать нечего!

В нескольких метрах перед нами на песке лежал якорь. Обыкновенный ржавый якорь, к которому был прикреплен кусок троса, стоявшего вертикально. Вот он! Я до него дошел!

Мы медленно всплывали. Нас ожидали декоостановки и долгий обратный путь. Впрочем это было уже не важно. Я плыл и в моем сознании возник образ альпиниста, покорившего вершину. Он устал, он измучен, но он победил! Над ним только небо, а весь мир под его ногами!

Наше возвращение было обычным и ничем не примечательным. Тем не менее необыкновенное чувство охватило меня и сопровождало всю дорогу. Этот горько-соленый вкус победы над глубиной, над самим собой обычными словами выразить очень трудно.

                                              Я дошел сквозь глубинную одурь,

                                                   Я усталость и страх одолел,

                                                   Я достиг и вернулся на берег,

                                                Я узнал, где лежит мой предел !

                                                Надо жить, познавая пределы,

                                                       Постигая границы свои,

                                                  Проверять себя надо на деле,

                                                     Не жалеть, выбирая пути,

                                          Знаю, путь мой тернист и нелёгок

                                                         Я его выбрал сам и иду,

                                        Пусть он труден, но сладость победы,

                                              Я почувствовал- значит живу!

                                      Никогда не сдаваться! – мой принцип,

                                      Я стремлюсь строить жизнь по нему,

                                             Когда трудно — его вспоминаю,

                                                 Сам себе говорю – я смогу !

                                                                                                  23 мая 2020 года

 

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 2)

Статистика оценок

10
2

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
21:10

Мой дорогой дружище Зеэв!

Что я могу сказать на этот твой рассказ, кроме нашего могучего

Тель Хай!