Морёный дуб.

                                                                      Рассказ. 

               Лето было знойным, народ задыхался. Даже Дон, не справляясь с жарой, стал мелеть. Вода, с каждым днем обнажала берега, отступая все дальше. Дошло до того, что пассажирский пароход, ежедневно курсировавший от города Павловска до Дерезовки и обратно, в некоторых местах, чтобы не сесть на мель, должен был высаживать пассажиров, которые шли берегом, а облегченный пароход медленно проплывал мелкие участки, чиркая днищем по речному дну.
               В воскресный день братья Соловьевы спустились к реке и не спеша разделись. Старший Николай, парень атлетического телосложения, играя буграми мышц на спине, сделал несколько упражнений:
               - Поплыли на тот берег, - сказал он. – На майне* поищем налимов под камнями.
               Степан ростом меньше брата, да и годами моложе лет на пять, по примеру старшего помахал руками, разминая мышцы, и ответил:
               - Я согласен, но давай зайдем выше по течению, чтобы снесло прямо к майне.
               Парни пошли по кромке берега, осторожно ступая босыми ногами по острой гальке, и глядя на них со стороны, можно подумать, что идут они по раскаленным углям. Пройдя метров сто, они зашли в реку. Разогретая палящим солнцем вода, нежно ласкала ноги. Прощупывая дно, чтобы не порезаться о ракушки, братья пересекли линию камышей, растущих вдоль берега, и вышли на быстрину.
               - Придется плыть, - сказал Степан. – Течение очень сильное.
               - А я думаю, что надо идти пока будет возможность, – возразил Николай. – Иначе нас снесет очень далеко.
               Сопротивляясь течению, они дошли до середины реки, а вода все время держалась на уровне груди.
               - Так мы весь Дон пешком перейдем, - проговорил Николай и неожиданно скрылся под водой.
               - Что ты там нашел? – улыбаясь, спросил Степан, когда тот вынырнул.
               - Кряж!
               Стали ощупывать и изучать находку. Ею оказалось большое затонувшее бревно, или как еще называют - кряж, на половину ушедший в речной песок. 
               - Давай раскачаем его, - предложил Степан. – Может, вытащим?
               Зачастую купаясь, и натыкаясь на кряжи, ребята вытаскивали довольно крупные бревна, применяя силу воды. Обычно они лежат вдоль реки, и если конец, направленный вверх приподнять, быстрое течение начинает вымывать из-под него песок и кряж полностью освобождается.
               Нырнув, братья ухватились за толстый конец, налегли, стараясь  приподнять, чтобы дать работу течению, но не тут-то было. Как в народе говорят, «сидит словно кряж». Пробовали и так, и этак, все напрасно.
               - Сбегай домой, принеси лопату и трос, - попросил Николай. – Подкопаем ствол и заведем под него трос, а утром я пригоню трактор, и мы вытащим.
               Сказано-сделано.
               На следующий день братья подъехали к Дону. Степан разделся и пошел в реку, чтобы размотать трос, который они вчера прикрепили. Когда растянул, оказалось, что тот короток и до берега не хватало метров двадцать.
               - Ничего! – сказал Николай. – Я сейчас.
               Развернув трактор, задним ходом стал заезжать в реку. Здесь было довольно мелко, и машина добралась до троса, даже не скрыв под водой гусениц. Прицепив его к серьге, Степан залез в кабину. Взревев мотором, трактор рванул с места и, пробуксовывая гусеницами, двинулся к берегу.
               Вытащив кряж на сушу, молодые люди были удивлены. Перед ними лежал, по всей видимости, вековой дуб. Комель его был толщиной в полтора метра и постепенно сужался к вершине. На средине он расходился на два толстых сука, и в общей сложности был метров пятнадцати. Похлопав ладошкой по гладкому, мокрому стволу, Николай проговорил:
               - А мы хотели руками вытащить! Это же мореный дуб! Пропитанный водой, он весит не один десяток тонн.
               - Где только такая махина выросла? У нас я ни разу не видел деревьев такой толщины.
               - Наверное, с верховьев Дона принесло.
               - Сколько дров будет? Восхищенно проговорил Степан. - На всю зиму хватить, а может и больше.
               - Какие дрова? – возразил Николай. – Ты обратил внимание, обычно кряжи всегда черные, потрескавшиеся, а этот целый и невредимый, да и цвета практически не потерял, хотя и пролежал в воде десятки лет. В старину, мореный дуб использовали мастера-краснодеревщики для изготовления комодов и шкафов, с различными тайниками. Такая мебель сохранялась десятилетиями и очень ценилась.
               - Что же мы будем с ним делать?
               - Пускай лежит. За лето высохнет, а потом распилим его на доски…
               По мере высыхания, братья распилили дуб на три части, а у самой толстой из них стесали бока, чтобы бревно пролезло в станок пилорамы, а осенью отвезли на распилку. Увидев, что они притащили, мастер воскликнул:
               - Сколько лет работаю, а такую махину вижу впервые. Где вы ее взяли?
               - Из Дона вытащили, - ответил Николай.
               - Издеваетесь? Это же мореный дуб, а его пилить равносильно, что железный брус!
               - Все же давай попробуем.
               Мастер запустил пилораму, и все поняли, что он был прав. Пилы с трудом вгрызались в дерево и быстро нагревались, а под конец две из них вовсе сломались.
               - Я ведь вам говорил! – сокрушался мастер, снимая вышедшие из строя пилы.
               - Извини, браток! – виновато проговорил Николай, доставая из кошелька несколько бумажек. – Возьми за работу, и на новые пилы.
               Новыми досками, Соловьевы решили заменить на кухне полусгнивший пол. Вот тут-то и начались мучения. Высушенные солнцем, они действительно были железными и, практически, не поддавались обработке. Боковые торцы пришлось стесывать топором, а затем шлифовать наждаком. А когда стали прибивать их к лагам, гвозди не лезли и гнулись словно алюминиевые. Для них сверлили отверстия по толщине гвоздей, и только тогда забивали. Когда пол был закончен и покрашен, Степан, глядя на проделанную работу, проговорил:
               - Хотя мы много труда вложили, но зато он получился монолитным, даже стыков не видно.
               - К тому же он и хату, и нас переживет, - добавил Николай.
 
             ----------------
               *Майна – это насыпь сделанная из больших камней, от берега метров на двадцать-тридцать, поперек течения к центру реки. Они делались с обоих берегов, служа запрудой, что позволяло повышать уровень воды. На их концах ставились бакены, указывая фарватер реки.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

21:59
46
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!