Элеонора Лерура

Элеонора Лерура

 

Элеонора Лерура

Глава 1.

Начальник «Республиканского управления по контролю за литературой, культурой и их проявлениями», Иван Семёнович Разгоняйко, неспешно передвигался, по гулкому коридору, в сторону актового зала. Семенящий рядом референт, пытался вручить шефу текст предстоящего доклада.
— Вот об этом сокращении финансирования, конечно же придётся поведать, но только не в начале выступления, а в середине. И ни в коем случае, не в конце. Помните как говорил незабвенный Штирлиц- «Запоминается, последнее».
Разгоняйко, мельком взглянув на бумагу, сунул её в карман.- Если бы ты знал, как надоели все нынешние доклады, заседания, собрания. Везде одно и тоже. Талдычишь этим создателям, творите поменьше, а лучше совсем... А они пишуть и пишуть, рисують и рисують. А может их за это штрафовать? - Он многозначительно поднял палец вверх и открыл рот, чтобы развить гениальную мысль, но разношёрстная толпа, окружившая плотным кольцом хрупкую женщину, мимоходом, бесцеремонно швырнула их к стенке.
— Что происходит? Это вообще кто такая?- Иван Семёнович, двумя руками пытался, отодрать от себя, придавленного толпой, референта.
— Поклонники и почитатели Элеоноры Леруры.
— Кого? Не понял? Какой Леруры? Откуда она свалилась, на мою голову?
— Из Краснодара.-Сконфуженно пробормотал подчинённый.-Известная в тамошних кругах поэтесса. Член лито «Крылья пегаса»
— Прекрати сейчас же!
— Не понял, чего прекратить?
— Загадками изъясняться! Что ещё за лито? Прибалты? Литовцы? Секта? Не запрещённая? Дозволенная?
— Иван Семёнович это сокращение. От словосочетания Литературное объединение. Собираются по выходным, стихи декламируют, песни распевают. Ну, случается, что и распивают. Не без этого.
— Вот я сейчас им выдам! По число по первое. Вместо того, чтобы, понимаешь!.. Они поэзию читают! Песни, всякие. - При этих словах Разгоняйко, что есть силы, рванул на себя ручку массивной двери, ведущей в актовый зал.
На мгновение собравшиеся оторвали взгляд от сцены, на которой выступала Лерура и уставились на опоздавших.
Элеонора, нисколечки не растерявшись, стремглав покинула трибуну, и секунду спустя, уже теребила массивную пуговицу Ивана Семёновича.
— Так! Господин хороший! Извольте здесь и сейчас, при честном народе назвать цифру! И как можно громче! Чтобы все слышали!- Лерура, нежно, по-женски, поправила начальствующий галстук и заботливо смахнула с пиджака невидимую пылинку.
— Ну, допустим, миллион. А к чему этот допрос? И вообще! Кто тут из нас двоих, главный?
Поэтесса пропустила мимо ушей произнесённое чиновником. Ухватив за галстук, с невероятной лёгкостью, потащила начальствующее тело к сцене.
— И так! Извольте представиться честному люду. Как вас звать, величать?- Поэтесса показала рукой на заполненные до отказа ряды. Здесь сегодня аншлаг!
На Элеонору и Разгоняйко, с софитов, обрушились световые реки.
— Иван Семёнович. И я вообще-то.
— Присутствующие, в основном, осведомлены кто вы вообще-то. А по сему, извольте громко и чётко повторить ту цифру, которую промямлили у двери.
— Ну, допустим — мил-ли-он.- Начальник управления одной рукой прикрывал галстук, а другой пуговицу ожидая очередной атаки, не на шутку разбушевавшейся поэтессы.
Однако рукоприкладства не последовало. Наоборот. Женщина улыбнулась самой обаятельной из своих улыбок.
— Какой же вы всё-таки, няшка! По возвращении на Кубань напишу лично вам прелестную оду! Ославлю, то есть я хотела сказать, прославлю на весь фейсбук, да что так фейсбук, на целый интернет! -Лерура поднялась на цыпочки и звонко чмокнула в чиновника в, пахнущую дорогим парфюмом, щёку. - Ещё раз повторите циферку. Пожалуйста. Не для меня. Вот для них.- Она кокетливо кивнула в притихший зал.
Иван Семёнович щурился в свете прожекторов и таял, как мороженое, от нежного поцелуя женщины.
— «Моя так не умеет»- пронеслось в начальственной голове. И набрав полные лёгкие воздуха и прекратив себя контролировать он что есть силы гаркнул -МИЛЛИОН!
Если бы, в это мгновение, в зал влетело не миллион, а лишь одна муха, то её жужжание было бы слышно во всех концах помещения.
— Вы слышали? Нет вы это слышали? Он выделяет целый миллион! На издание наших сборников! На ремонт зданий! На призы победителям! На проведение фестиваля. Хотя, нет! На него не хватит. Но всё равно, спасибо. Женщина бросилась на шею Разгоняйко и стала осыпать благодарными поцелуями.
А тот, окончательно растаяв в нежных объятиях, шептал. - А для тебя, моя дорогая, персональный сборник стихов, в твёрдом переплёте, с золотым тиснением. Стотысячным тиражом! И ещё, сегодня же, выдвигаю на литературную премию. И...и... я с тобой. Мы едем в Канны. В те самые, где кинофестиваль.
Услужливый референт минуту назад принёс и поставил перед шефом стойку с включённым микрофоном.
Зал неистовствовал. Лишь одинокая женщина тихо стояла рядом со сценой. Она вела прямую трансляцию. Нет, не во всемогущий интернет. Персонально в смартфон лучшей подруги, по совместительству приходящейся Ивану Семёновичу Разгоняйко, законной супругой!

Глава 2

Известная, (в узких кругах) поэтесса Элеонора Лерура, из популярного (у некоторых) южного города, закусив губу, нервно теребила смартфон. - «Надо же! Угодила в Обсерватор! Слово то, какое, неприличное. На две недели! Прилетела в столицу чин-чинарём, по приглашению, на семинар «Мужчины, как объект женской мысли. Поэтической». И нате! Коронавирус! Его вообще кто-нибудь видел? Только рисунки и аниме с утра до вечера по телеку крутят.»- Женщина замерла, ошарашенная догадкой.- «Мама! Она же там! Ей же больше шестидесяти пяти! Ой! И с утра до вечера ящик смотрит! А там! Надо её срочно занять. Пусть срочно начинает чему-нибудь учится. Английскому, например. Нет. Этот язык не захочет. Хинди? Тем более. Грамотность. Но не русского языка, а компьютерная. Пусть хотя бы азы осваивает, раз я её внуками не удосужилась, загрузить.» - Палец, без команды из привлекательной головки, уже давил на цифру быстрого набора любимых номеров.

— Муль привет. У меня всё хорошо. Нет, мужика ещё не подцепила. Я же в маске. Кто на такую бандитку кусится? Питаюсь крабами. Конкретно, их палочками. Дай же, наконец, слово молвить. Помолчи, пожалуйста, минутку. В общем так. Требуется файл из компьютера. Пришли его по мылу. Срочно.

Трубка вещала тишину. Секунд двадцать. Потом рыкнула, голосом далёкой, близкой родственницы.- Доча! С каким мылом послать? С «Земляничным» или лучше с «Дегтярным»? Может и шампуньку в ящик кинуть? В столице, почитай, всё уже смели, вместе с гречкой, солью и спичками. Тока, не знаю, как нынче, почта работает.

— Мамуля. По мылу, это значить, по электронке, то есть по е-мейл. Из квартиры выходить не надо. Включаешь компьютер и отправляешь.

— Доча! Ты там с товарками-поэтесса лишку-то не употребляй. Врачи, постоянно твердят, что алкоголь для женского организму. А тебе ещё в роддом топать. И, даст бог, не один раз. Как я этот целлофан в машинку, чёртову засуну? Ни в какую дырочку не влезет. И вообще они не пустые. Внутри кажного бумажка имеется.

— Ты, только, не горячись. Успокойся. Файл уже внутри.

***

Женщина, в южном городе, подняла ноутбук. Осмотрела со всех сторон, пожала плечами. Поставила на место.- Ну, внутри, так внутри. - Дальше то, что?

— Для начала компьютер необходимо включить. Нажми на кнопочку «Повер».

— Девочка моя. Я тебе и так верю. Толком объясни на какую из них жать.

— На самую большую.

— Нажала. И ничего. Тьма, тьмущая.

— На какую давила?

— Как и просила. На самую главную. Длинную. Внизу, которая.

— Муль. Это пробел. Нажми, на ту, что вверху, справа. С синей каёмочкой.

— Ура! Заработало! Засветился! А это, что за мужчина на экране? Ничего так. Фигуристый. Зятька бы такого. Он зараз, всю картошку из погреба перетащил. Да и по части детишек, видать не промах. Мужик в доме, завсегда для тёщи отдушина! При чём, круглосуточная и всегодичная!

— Не обращай внимания. Это Шварценеггер. В молодости. Видишь мой компьютер.

— Эля! Ты всё-таки с похмелья! Он же и так твой. Конечно я его вижу. Подслеповатая. Но не на столько.

— Мама. Слушай внимательно. Повторяю по слогам. Запоминай. На эк-ра-не. В уг-лу име-ет-ся квад-ра-тик жёл-тый. Под ним надпись «Мой компьютер». Нажми на неё.

— Схожу, руки вымою. А то пальцы в тесте. Пельмешки заморочила. Жаль родненькой поэтессы нет. Придётся с бабулей твоей уписывать. Если доберётся. Троллейбусы с трамваями того. Отдыхають. Только по ночам и ездють. Алкашей развозят.

— Мамочка. На экран давить бесполезно. Это не смартфон и не планшет. На папку надо наехать мышей и щёлкнуть. Дважды.

— Дочь! Я не кошка! Но мышеловку ставить с измальства умею. Впрочем. Те, кто в неё попадаются, уже никогда ни на кого наезжать не смогут.

— Так. Давай вместе успокоимся. Дышим! Глубоко и ровно. Теперь ты медленно опускаешь палец на чёрный квадрат, который ниже клавиатуры. Нашла?

— Ой. Стрелка зашевелилась! Надо же. А я думала она на экране типа компаса. Направление на север показывает.

— Замечательно. Веди пальчиком по квадратику, пока стрелочка не упрётся в папку, а потом два раза.

— Поняла. Не дура. Ура! Открылось. Аж два новых квадратика выскочили. На одном написано. «Мои хахали. ХХХ». А на другой «Стихи и поэмы». На кокой жать?

— Только не на три икса. Туда нельзя!

— Погодь, доча. В дверь звонят. Пойду открою. Принесла же нелёгкая, несмотря на карантин. Из ЖЭКа! Не иначе.

***

— Мама? Как добралась? Ведь транспорт же не ходит. Совсем!

— А Яндекс-такси на что народу даден? Включила геолокацию и вуаля. Оно конечно на метле сподручнее, но на них, как и на дроны, специальное разрешение получать полагается.

Элеонора, услышав в динамике голос родной бабули, возликовала.- Ура! И ещё раз ура!- Муль. Сейчас же передай бабушке трубку или включи громкую.

— На. Поговори с внучкой. Вместо того, чтобы о личном счастье день и ночь беспокоиться, родную мать, аки мышь, подопытную, дрессирует.

— Унучка хелоу. Чего коннектишься? Нужда какая? Или просто так, початиться?

— Вообще-то я хотела маму компьютерной грамотности, но раз уж ты пришла, будь добра, перекинь файл «Поэзия_Леруры_ избранное.» Он лежит в пап..

— Эскейпи подробности. Кинь мне на Вотсап учётную запись, да парольчик. Сейчас на компе удалёнку сварганю. Сама сыщешь. Делов-то.

***

Женщина, с открытым ртом, смотрела на морщинистую старушку, в павлопосадском платке.- Откуда ты всё это знаешь? Неуж-то в Собесе таким премудростям обучают?

— И там тоже. А ещё в жэке. И в водоканале. И в мусорной компании. Пока на их сайтах, поганых, личные кабинеты создашь, программирование на С++ на отлично освоишь! Да и не только его одного.

 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

09:20
36
paw
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!