Гл. 9 Мильда- туманная

Утром разгружались в Москве. Отбарабанив Светкину сумку, я оказался совершенно свободен и смог заняться банковскими делами. Позвонив Фунтику, договорился встретиться вечером в кафе на Солянке, а чтоб не терять времени, продиктовал номер счёта, который меня интересует. Даст она мне информацию или нет, но проверить счёт, поинтересоваться движением средств, она может, тем более я намекнул, что с этого счёта
по некоторым данным, похищено около миллиона долларов. Сам факт воровства, для любого банка крупная неприятность, удар по престижу. Огласки не будет, но внутреннее расследование будет непременно.

 Кафе «Джек Рубби» нашёл без труда. Шикарное заведение с кабинетами на четыре- шесть человек. Фунтик подъехала на такси, когда я начал замерзать в своей, такой тёплой, на юге, куртке. На ней была соболиная шуба – в пол и песцовая шапка. Похоже с деньгами, у старой подружки, всё в порядке.
Напряжённые приветствия, фальшивые комплименты, хотя выглядела Мильда сногсшибательно, но это была не та студенточка Фунтик, а знающая себе цену дама.
Я, же чувствовал себя длинным нескладным курсантом в увольнении. А когда Мильда сообщила, что нас там, в кафе, ждут, я слегка растерялся, я то планировал сходу повести как в танце, слегка пустить пыль в глаза, короче распустить хвост, а к интересующему меня делу, перейти внезапно, но, похоже, у Мильды были другие планы.

- Пошли уже, я замерзать начинаю. Познакомлю с будущим мужем. Он нас давно ждёт.
Чухонец, среднего роста, в меру улыбчивый крепыш, по имени Повилас, был постарше нас лет на пять. Чего-то закупал у нас в России и гнал через Рижский порт в Европу. Через десять минут, мне казалось, что дружил с ним всю жизнь. Прекрасно знал рок-музыку и все новости в этой области, а когда к куриным ножкам в сладком соусе подали кукурузный бурбон, заметив, что я не то что бы скривился, а как бы напрягся, сказал, что тоже предпочитает пиво.
- Ребята, вы не налегайте, у нас ещё дела, - отметилась Мильда.
- Есть что сказать?
- Да, уж, пока не всё ясно. Но признаки нехорошие есть. Я так понимаю, официального запроса не будет, - я помотал отрицательно головой.

– Правильно, а то наши бы упёрлись, а так забегали, авизо на экспертизу отправили. Не гласно, естественно.
- Какие авизо.
- По которым два перевода по полмиллиона долларов, с этого счёта ушло обратно в ваш банк. Завтра я покажу тебе все операции  с фамилиями, может это что-нибудь скажет.
Но это завтра, сегодня ночуешь у Паши, Повилас по-русски Павел, ты лучше расскажи как из военных инженеров, ты в банкиры попал.

- А-а, судьба вильнула, ты ведь тоже не кино снимаешь.
- Какое там кино! Киностудии закрылись. И Рижская и Таллиннская..
- Как Ионас Иона поживает?
- Отец?  Седина в бороду… Завел роман с женой своего зама, погорел. Успел уйти на пенсию подполковником. Да и бог с ним. Он только в небе чувствовал себя орлом, на земле его ничего не волнует. Целыми днями молчит и в телевизор пялится.
- Паша, не стесню?
- Конечно, стеснишь, но неделю потерплю.
- Какой там неделю, максимум пару дней.
Так под лёгкий трёп  и в меру ароматный кофе, просидели до закрытия. Расплатиться мне не позволили, зато я  втихаря взял бутылку «Хеннеси» с собой. Мне казалось, что я так ловко всё устроил, что никто не заметил, но перед расставанием Фунтик, погрозила нам пальчиком и посоветовала не увлекаться.

- Откуда они всё знают? - спросил Повиласа, вместо ответа он задал вопрос
- Знаешь, почему она уехала на такси - и сам ответил: «На метле сейчас холодновато».
В съёмной квартире чухонца нашлись хрустальные рюмки, а в холодильнике сыр и лимон.
Под завывание вьюги, пить коньяк маленькими глотками было особенно вкусно.
Я видел, Паша хочет расспросить меня о Фунтике и не решается, а я помогать ему не спешил. Я ведь, не знаю, что она уже рассказывала и что ещё расскажет. Сам не знаю, то ли под действием спиртного, то ли ещё почему-то, но наша общая история с Мильдой показалась мне страшно важной и что будущее Мильды зависит от меня, что я сегодня наболтаю. Я рассказывал смешные авиационные истории, анекдоты, расспрашивал Пашу о работе. Закончилась бутылка, а он так и не решился спросить.
- Что бы ещё выпить, - полез шурудить по шкафам, в надежде, что я опьянею и сболтну чего-то лишнего, тут он и уцепится, вытянет всё. Хороший план, только я капитан Военно – Воздушных Сил, хоть и бывший, к спиртному привычный и рост у меня метр девяносто два, а чтоб прекратить скользкое положение, достал из своего дипломата, бутылку «Анапы».

- Повелас, у тебя завтра с работой как?
- Могу не ходить.
- Тогда, как говорят британцы, «ночной колпак». Налил по стакану коварного вина и через пять минут мы кое-как,  разошлись по спальным местам до следующего утра.  Утром, выпив в одиночестве чаю с сыром, поехал искать «шпионские» магазины. На юго-западе нашёл небольшой магазинчик, где оборудование было дешевле процентов на двадцать. Держали его два брата, один торговал здесь, второй сидел за «бугром» и брал товар у производителей именно то, на что был спрос. Технические вопросы, которые я начал задавать, вызвали у брата-продавца уважение. Он тоже оказался инженером - электронщиком, закончивший Бауманку. Числился в каком-то умирающем конструкторском бюро, и чтобы выжить потихоньку торговал. Определив, что спрашиваю, не для того что бы цену сбить, вытащил из подсобки шикарный сканер.
- Вот, это для твоего банка, самое то, - выдал описание толщиной с сам прибор.
Инструкция не для «чайников», написана на хорошем техническом английском. Именно технический мы учили в высшем рижском. Иногда попадались незнакомые термины, тогда спрашивал у Егора. Короче за пятнадцать штук зелёных я взял роскошный многофункциональный сканер и за триста – генератор помех.

 Вернувшись, нашёл больного Повиласа, принимавшего пиво, как лекарство. Обо мне он тоже позаботился.
- Как твоя голова?
- В полном порядке.
- Здоров, ты, мать твою. Виски, пиво, ликёр, коньяк и какая-то отрава с южным названием.
- Анапа?
- Не произноси, мне сразу плохо становится.
- Я когда после училища пришёл в строевую часть, через неделю проставился. Выпили всё, сходили за казённым спиртом, сели играть в карты. Игра вторая по интеллекту, после перетягивания каната. Храп - называется. Играли до пяти утра. Под утро народ начал расходится. Тут кто-то, между делом, интересуется, кто солдат на зарядку поведёт. Оставшиеся дружно на меня, - вон, молодой, здоровый, почти трезвый. На следующий день опять и так две недели. В середине третьей я, возмутился, - Всё! Пить не буду, играть не хочу, а на зарядку кроме меня больше никто не ходит?!
Тут народ дружно ржать начал. Мы ставки на тебя делали, сколько продержишься, никто не выиграл. На три дня дольше самого длительного прогноза выстоял.
Всё, иди спать. Неделю можешь на зарядку не ходить, а потом по графику.
Такая,  вот, проверка.

- Жёстко. Мильда звонила, Обещала приехать с бумагами.
- Тогда давай в душ. Сделай контрастный - огурцом будешь.
- Не хочу превращаться в овощ.
- Не капризничай. По-русски это значит, будешь крепкий как огурец. Давай, двигай, быстро.
Бормоча под нос, что-то по-литовски он поплёлся в ванную, а через несколько минут приехала Мильда.
Достав несколько листков ксерокопий, поинтересовалась, где Повилас.
- Пили?
- Немного.
- У него твоей закалки нет, так что полегче.
- Если ты принесла то, что нужно, я сегодня уеду.
- Должна предупредить, это конфиденциальная информация, её никто не подтвердит.
- Моё расследование тоже, только моё, так что давай, выкладывай.
- Это счёт, открытый в нашем банке, через ваш филиал. Ежегодно на него поступают около  полутора миллионов долларов тремя переводами. Снимается почти половина, мелкими, по пять, десять тысяч. Корреспонденты разные иногда повторяющиеся. Всё переводится в западные банки разных стран. А вот два перевода обратно в Россию на имя Горпинченко А.С. Счёт номер…. По четыреста пятьдесят тысяч… Ещё несколько странных переводов от вас на это же базовый счёт в наш банк, от десяти до пятидесяти тысяч. Такое ощущение, что кто-то пользуется этим счётом в личных целях. Слишком они «живые».

Тут мне всё стало ясно. Кто-то из ФСБ, пользуясь разрешённым валютным счётом, гнал за бугор личные гроши. Сомневаюсь, что «государевым людям» платили по пятьдесят тысяч долларов. Впрочем, несколько человек могли сброситься, если, конечно, доверяли друг другу. Пропажа без малого миллиона с основного счёта непременно организует московскую ревизионную  комиссию. Последствия для краевого управления будут катастрофичными. Однако для меня это обстоятельство тоже ничего хорошего не сулило. Украденные деньги я пока, не нашёл, а вот знание  о «левых» переводах обесценивало мою жизнь до нуля. Таких свидетелей не оставляют. Сейчас исполнителя можно найти за бутылку палёной. Кирпичом по башке, и искать никто не будет. Повесят на первого попавшего бомжа. Он ещё рад будет, лет на восемь еда и крыша гарантированные. Или.., впрочем, картины собственной кончины представлять не хотелось. У этих ребят возможности беспредельные.Настроение заметно ухудшилось.
- Всё плохо? – поинтересовалась Мильда.
- В общем так, меня здесь не было, счётом, ты  интересовалась по собственной инициативе. Причину придумай. Я сегодня уезжаю. Страшно рад был тебя увидеть и познакомится с Повеласом. Ты ему что-нибудь рассказывала?
- Только, что училась Риге и у нас была компания любителей рока.
- Тогда всё нормально, так и продолжай.
Позвонил в справочную, узнал, когда поезд до Ростова. Оттуда на автобусе доберусь.  Дорога дольше, но зато следов не останется.
Вместе с Повиласом  пришло решение.
- Паша, чистый лист бумаги и конверт найдутся?

За полчаса я написал заявление в ФСБ РФ, где подробно описал все выкрутасы краевого управления, начиная со своего задержания или ареста, что, несомненно, оставило следы такие как вынесение  решения о задержании, запись в журнале задержанных, опись изъятых при аресте вещей, да много следов остаётся при лишении свободы и возвращении обратно. Дальше  описал всё по банкам и счетам и конечно о возможной угрозе дорогой для меня жизни.
Запечатал, передал Повеласу.
- Ребята, не читаю вам, потому как не знаешь, не расскажешь. Вляпался я в серьёзную историю. Если не позвоню Фунтику с двадцатого по тридцатое число каждого месяца, Паша отнеси письмо в приёмную ФСБ. Не позвоню, скорее меня зачистили, нет Паша, не почистили, а стёрли напрочь, у меня же несколько другие планы. Жениться хочу и сына завести.   
Мои чухонские друзья прониклись и даже потащились со мной на Курский, проводить. Взял билет до Тихорецкой, оттуда ещё ближе.  Уступил женщине нижнюю полку, залез на верхнюю и спать.

 Ясно, что без бывшего муженька Клавдеи тут не обошлось, остаётся у него выбить кто такой  Горпинченко А.С.
Суну, Антону пару раз в брюхо и расколется как миленький. Как жёстко проводить первый допрос меня научили ещё на границе. На практике, правда, к счастью, не пришлось, но с Антоном я не сомневался, что получится.
Был у него сообщник в банке? Был! Выписать «левое» авизо он мог, но получал кто-то другой. Человека по фамилии Горпинченко в банке не было. Тут пока загадка. Найду Горпинченко, всё станет ясно.

Оценки читателей:
Рейтинг 10 (Голосов: 1)

Статистика оценок

10
1

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

19:34
59
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!