Несносная служанка. Глава третья


  Джозеф начал понемногу приходить в себя. Его разум включался настолько медленно, что, даже открыв глаза, он все никак не мог понять, где он и кто он, да и перед глазами все плыло. Но боль от недавно полученных ран и теплые прикосновения чьих-то рук вскоре вернули его в реальность.

  Наконец сфокусировав зрение, он увидел, что кто-то обрабатывал его раны. 

  Похоже на то, что он выжил и его подобрали лекари. Какой счастливый исход событий, если он не остался калекой. Хотя, руки и ноги, вроде, целы, вот только плечо и левый бок немного ныли. 

  Сейчас он находился в достаточно просторной палатке. Помимо него здесь было еще несколько раненных, за которыми тоже ухаживали лекари. 

  Свет от фонарей, которые освещали палатку, был таким тусклым, что Джозеф не сразу разглядел лицо лекаря, который ухаживал за ним. Судя по длинным волосам, это была девушка. И руки у нее такие нежные и тонкие. Однако Джозефа что-то смутило в этой особе. Он присмотрелся получше. 

  – Криста?! – выпалил он, узнав в лекарше свою служанку и чуть было не подорвался на месте, но его остановила боль, мгновенно сковавшая его тело. 

  – Не подскакивай так, идиот!.. – похоже, Криста и сама напугалась тому, что Джозеф так внезапно проснулся. – У тебя раны откроются ведь!

  – Что ты здесь делаешь?! И откуда у тебя эта одежда? – спросил тот с недоумением, заметив, что девушка была одета в специальную одежду, которую носят военные лекари.

  – Мне выдали, – коротко сказала Криста. – А вот что ты здесь делаешь – этого я не понимаю! 

  – Я военный, мой долг... И вообще, хватит тебе ко мне обращаться на "ты"! Ты моя служанка, у тебя нет никакого права фамильярничать со мной.

  – Да что ты мне сделаешь? Ты раненный и беспомощный, и я могу одним ударом тебя добить, – усмехнулась девушка. – Потом всем скажу в особняке, что ты пал смертью храбрых.

  Криста ощущала свое превосходство и охотно этим пользовалась. В конце концов, не всегда выдается возможность поглумиться над своим господином. 

  – Чертовка!.. – прорычал тот, но тут же застонал от ноющих ран, сощурившись.

– Ага, больно. А не надо было дергаться. Лежи смирно, иначе раны действительно откроются. Я не закончила, – сказав это, Криста продолжила свою работу. 

  – Подожди... А как же бой? Что с нашими? – осенило вдруг Джозефа и он снова подорвался на месте, тотчас об этом пожалев.

  – Этот бой мы выиграли, – девушка опустила голову, – и с очень большими потерями. Вот только они вернутся, это точно. 

  – Ясно.

  На этом разговор кончился и какое-то время они пробыли в молчании. 

  Джозеф задумался, глядя куда-то в сторону. Странно было вот так лежать и давать лечить себя своей служанке. Да и тем более Кристе. Однако у нее были умелые руки, чему парень был очень удивлен. Они почти не причиняли боли. 

  – Откуда научилась лечить? – заговорил он снова. 

  – А... – Криста запнулась, пытаясь придумать, как это объяснить. 

  Не могла же она сказать, что все это время тайно проникала в семейную библиотеку семьи Депардье и читала там все подряд в позднее время, когда все уже спали и никто не мешал ей. Книги Криста очень любила, но своих у нее не было. Зато в библиотеке их было целое множество, и они наверняка большую часть времени пылились там без дела. Поэтому Криста решила найти им применение. А что такого? Это ведь нельзя назвать преступлением. Правда, Джозеф, наверное, думает иначе. 

  Джозеф заподозрил что-то неладное, видя, что девушка замешкалась с ответом. 

  – Ну это, знаешь... – уже было начала она неуверенным голосом.  

  – А я-то думал, чего это полки в нашей семейной библиотеке такие чистые и книги переставлены, как будто там кто-то был, – перебил ее вдруг господин, все поняв. 

  Криста удивленно уставилась на Джозефа. Да как он так быстро догадался?! Не было даже намека на это! 

  – Ты понесешь целых два наказания. Первое – за то, что без спросу убежала из особняка, второе – за то, что без разрешения проникала в библиотеку, – строго сказал Джозеф. – И да... После этого ты отправишься в особняк, а я останусь здесь и буду отстаивать нашу территорию. Если я увижу тебя здесь снова – ты точно вылетишь из особняка. 

  Кристу охватила злоба. Как он только смел ставить ни во что все ее усилия? Чем она ему мешала? Она проделала такой путь, чтобы просто развернуться и уйти? Немыслимо! 

  – И не смотри на меня так, – холодно произнес господин. – Я все сказал. Вернешься завтра же, на моем коне. Все поняла? 

  – Да как ты можешь так говорить? Я здесь, чтобы людям помочь! – не сдержавшись, выпалила Криста. – А ты просто гонишь меня отсюда! Думаешь, что я ни на что не годна?! 

  Джозеф взглянул на девушку несколько иначе. Криста вгляделась в его лицо. Взгляд юноши показался ей совершенно беззлобным. И этот взгляд... Неужели… Неужели он беспокоился о ней? 

  – На войне женщинам не место. К тому же, ты слишком молода, чтобы умирать, – сказал он спокойным голосом. – Ты обязана вернуться. Завтра я поправлюсь и встану на ноги, и если я увижу, что ты все еще здесь, лично отправлю тебя в особняк. 

  Эти слова означали одно – Криста могла и не надеяться остаться здесь. Джозеф ни за что не позволит ей это.

  Больше господин и служанка не разговаривали друг с другом.  

  Прошло еще некоторое время, в течение которого Криста заканчивала с обработкой многочисленных увечий юноши. Помимо сквозных дыр от пуль в плече и боку у него были раны, ссадины и порезы по всему телу, поэтому заняло это довольно много времени.

  Закончив с юношей, Криста оказывала помощь другим тяжело раненным, глубоко задумавшись. Все же, почему Джозеф вдруг забеспокоился о ней? Он ведь не такой. Она для него не более, чем служанка. Тем более, он ее недолюбливает. Тогда почему? 

  Как бы она не старалась, она не понимала Джозефа. В конечном итоге она бросила раздумья об этом, так и не найдя ответ на свой вопрос.

***

  Джозеф к утру уже мог стоять на ногах.

  Он долгое время ходил по разбитому неподалеку от разрушенной станции палаточному лагерю, выискивая свою несносную служанку. Он также проверил и своего коня. Отсутствовал, как и сама служанка. Значит, она все же не ослушалась приказа. Поняв это, он вздохнул с облегчением.

  Что было бы, если бы он дал ей здесь погибнуть? Было бы меньше шума и проблем. Верно, не без этого. Вот только Криста все-таки человек, тем более хрупкая девушка. Как ее можно взять и бросить на произвол судьбы? Она та еще заноза, но она не настолько плохой человек, чтобы желать ей смерти.  

  От раздумий его вдруг отвлек чей-то знакомый голос:

  – Сколько лет, сколько зим, юный Депардье! – эти слова принадлежали одному из офицеров, который подошел к Джозефу, дружелюбно ему улыбаясь. 

  Он выделялся среди других солдат своим двухметровым ростом и длинными темными волосами, собранными в хвост.

  – Фауст, – Джозеф кивнул старому приятелю в знак приветствия. 

  – Ты все-таки решил наведаться на сражение с этими варварами. Какая честь! Давненько тебя не было видно. Я уж было подумал, что ты бросил военное дело. 

  – Отнюдь. Умер мой отец и теперь все его дела легли на меня. Я не мог не прийти. В конце концов, эта железная дорога теперь принадлежит мне. Я обязан защищать ее.

  – Хм... Вот как! Я, кстати, слышал, что ты снова отличился. Стрелял, стрелял, да и бросился в самое пекло спасать отбившихся от своих солдат, и сам за это схлопотал. Ну, как твои раны теперь? 

  – Как видишь, передвигаюсь я без каких-либо проблем. В любом случае, я сам виноват. Был слишком неосторожен. 

  – Да, давненько не воевал, наверное! 

  – Потерял хватку. 

  – Что ж, надеюсь, эта битва хорошо тебя разогрела, ведь впереди нас ждут бои и похлеще. Эти уродливые иностранцы не собираются отступать и скоро нанесут еще один удар. Отдыхай и набирайся сил, они тебе пригодятся, – сказав это напоследок, Фауст махнул рукой своему приятелю и удалился.

  Джозеф проводил его взглядом, тяжело вздохнув. Только что сказанные Фаустом слова явно не предвещали ничего хорошего. 

***

  Спустя несколько дней иностранцы напали снова. 

  В этот раз битва происходила далеко от сгоревшей станции, ведь отряды военных вместе с Джозефом продвинулись вперед для того, чтобы бой велся намного дальше от той территории, которую населяли люди. 

  Этот бой выдался тяжелее предыдущего. 

  Войска, обороняющие железную дорогу, были хорошо потрепаны, и из подкрепления прибыло совершенно незначительное количество людей. А вот у иностранцев откуда ни возьмись сразу три отряда новеньких свежих солдат. Да и их оружие было каким-то уж слишком хитрым.

  С таким раскладом сторона Джозефа могла проиграть. Но никто из них не сбежал, увидев огромную вражескую армию. Они делали все, чтобы защитить свои земли. 

  Сражение происходило в поле, на открытой местности, посему понадобилось выкопать окопы, чтобы иметь хоть какое-то укрытие. Те, кто защищали эти земли, успели выкопать их прежде, чем на горизонте появился враг. Это было единственным преимуществом стороны Джозефа. 

  И снова бесконечный шум выстрелов, стоны, крики... 

  Сражение шло уже достаточно долго, но все никак не подходило к концу. Летали тяжелые снаряды, повсюду слышались взрывы, осыпались окопы. 

  Джозеф, перезарядив свое ружье, едва высунулся из окоп, нещадно стреляя по врагам. Опустив ружье, он тотчас побежал в другую сторону, чтобы поменять свое местоположение, о чем никогда нельзя было забывать в бою, чтобы не стать легкой мишенью для противника.

  Вдруг ему в глаза бросилась чья-то фигура, бегущая над окопами. «Этого еще не хватало!» – подумалось ему. Он, не раздумывая, быстро схватил этого человека и утащил в окопы. 

  Тотчас над их головой пронесся очередной заряд. 

  Джозеф нахмурился и посмотрел на этого сумасшедшего, которого он едва успел спасти. Каково было его удивление, когда перед ним оказалась Криста. Такого юноша предугадать никак не мог.

  – Тебя могло убить, дура! – накричал он на свою несносную служанку. – Какого черта ты бегаешь прямо над окопами?! 

  – Я ищу раненных!.. – едва ли не заикаясь от неожиданности, протараторила Криста. – Окопы проложены не везде, и позади, за теми холмами, тоже наши! По ним попал заряд, наверное, там кто-то ранен! 

  – Я не об этом, дура! Ты ослушалась приказа! Я велел тебе возвращаться, а ты снова здесь! – Джозеф был вне себя от ярости.

  Криста смотрела на своего господина умоляющим взглядом. Она не могла вернуться. Она должна была остаться. Девушка надеялась, что господин позволит ей хотя бы довести дело до конца, и уж после разберется с ней. 

  Джозеф по ее взгляду сразу все понял, эта девчонка не собирается отступать. Джозеф тяжело вздохнул. Он немного успокоился и привел свои мысли в порядок. 

  – Что мне с тобой делать? Ох... Хорошо, пусть будет так, – неожиданно сказал он. – Я буду приводить к тебе раненных, а ты находись в безопасном месте. Выполни хотя бы это, ладно?

  У девушки от удивления полезли брови на лоб. Она просто раскрыла рот, так и замерев, даже не зная, что сказать. Такого услышать от него она никак не ожидала. 

  – Давай, пошевеливайся! Раненные не ждут! – сказал юноша и, схватив Кристу за руку, потащил ее за собой. 

  Вместе они нашли более или менее безопасное место, где осталась Криста и куда в дальнейшем Джозеф приносил ей раненных.

  Он без каких-либо проблем пробегал над окопами, чудом избегал пуль и снарядов, даже с раненными солдатами на руках. 

  Работа была проделана немалая. 

  Джозеф, принеся Кристе очередного раненного, свалился наземь, облокотившись о стену окоп, жадно глотая воздух. Ему нужна была небольшая передышка.

  У него создавалось ощущение, будто он пробежал вокруг своего особняка кругов пятьдесят. Учитывая то, что его особняк достаточно больших размеров, нужно полагать, что круги тоже были достаточно большие. 

  Быстро закончив с раненным, Криста подвинулась к Джозефу вынимая из своей походной сумки фляжку с водой. 

  – Держи, – сказала она, протянув ему фляжку.

  – Держите, – поправил он ее, принимая фляжку из ее рук и принявшись жадно глотать содержимое.

  – Все равно ты меня выгонишь и перестанешь быть моим господином. Могу обращаться к тебе, как захочу, – буркнула та. 

  – Я еще с тобой не разобрался, так что не спеши с выводами, – хмыкнул тот, отстранившись от фляжки и возвращая ее девушке. – Похоже на то, что раненные кончились. Вот только бой еще не подошел к концу. Криста, не высовывайся, ради всего святого. 

  Сказав это, Джозеф тотчас сорвался и убежал, чтобы помочь своим товарищам громить иностранцев. 

  Криста проводила его взглядом.

  – Джозеф, ты... – она хотела что-то сказать ему вслед, но встряхнула головой и замолкла. 

***

  Наконец битва была окончена. В этот раз враги были точно разбиты. Это было настоящим везением, ведь перевес был просто огромным. Нельзя исключить и тот факт, что, возможно, этой победы не было бы без стараний юного господина Депардье и его служанки. В любом случае, их так или иначе бесконечно благодарили раненные, которые после оказания первой помощи быстро возвращались в строй и не давали своей стороне ослабнуть. 

  Недалеко от места сражения был разбит новый палаточный лагерь, где о раненных продолжали заботиться лекари, а другие солдаты восстанавливали свои силы после тяжелого боя. 

  Джозеф сидел на камне в отдалении от всех, любуясь ясным небом. Он ни о чем не думал, просто отдыхал. Голова была совершенно пустая, а тело по-прежнему ныло от прошедших сражений. 

  – У тебя раны есть?.. – вдруг послышалось со стороны. 

  Он обернулся на этот голос и увидел свою несносную служанку. 

  Криста, встретившись с ним взглядом, почувствовала себя как-то неловко и отвернулась. Забота о Джозефе была ее долгом, как считала она сама, да и он ей здорово помог, поэтому она должна была отплатить ему. Вот только это несколько смущало ее.

  – Хватит со мной фамильярничать. Я твой господин и ты должна уважительно ко мне обращаться, – строго сказал он. 

  – Я всегда к тебе обращаюсь так, потому что мы одногодки, – честно призналась та. – Я совершенно не понимаю, как можно обращаться к своему ровеснику на "вы"! 

  – Тебе что, настолько сложно? – обреченно вздохнул тот. 

  – Раны, – напомнила Криста. 

  – Нету у меня никаких ран... 

  – А это что? – она приблизилась, пальцем тыкнув в правый бок Джозефа. 

  Парень вздрогнул, почувствовав боль от прикосновения. 

  – Эй! Осторожнее!

  – Я еще вчера заметила, что ты держался за этот бок, – сказала Криста, и теперь была уже ее очередь смотреть на Джозефа со строгостью, с которой обычно смотрят все врачи на своих пациентов. – И что, так сложно подойти и пожаловаться на рану?

  – Все и так устали. Я не хочу доставлять кому-либо хлопот. К тому же, это просто царапина. 

  – Раздевайся. 

  – Что?.. 

  – Обработаю твою рану. 

  – Вот еще... – Джозеф стал упираться, скорее, из принципа. 

  – Если будешь упрямиться, я сама тебя раздену, – Криста стала приближаться. 

  – Криста, отвяжись!.. – покраснев, выпалил Джозеф. 

  Вот только Криста не отвязалась. Ей все-таки удалось поймать господина. Она не стала терять времени и принялась расстегивать его рубашку. 

  Столькая близость с девушкой заставила Джозефа растеряться, поэтому он бездействовал. У него закружилась голова, а щеки загорелись. Она находилась опасно близко... Настолько близко, что он мог слышать ее дыхание. 

  Если подумать, у нее приятное и даже милое лицо, если она не хмурится. Но о чем он только думает?! Она ведь его служанка, не более!

  – Скажи одну вещь... – вдруг начала она. 

  Джозеф отвлекся от своих странных мыслей и внимательно посмотрел на девушку. Она прекратила раздевать парня, глядя будто не на свои руки, а сквозь них. 

  – Ты ведь ненавидишь меня, даже грозился уволить. Но почему-то ты меня постоянно спасаешь и беспокоишься. И я хотела спросить, почему. Я не понимаю тебя. 

  – Дурочка, – хмыкнул юноша, расстегнув оставшиеся пуговицы самостоятельно. – Каждый господин должен беспокоиться о своих слугах. А когда я говорил, что тебя уволю, я тебя запугивал. Хотел, чтобы ты наконец образумилась. Вот и все. 

  – Так ты меня все-таки не уволишь? 

  – Если ты, конечно, прекратишь так нагло обращаться ко мне на "ты", – усмехнулся тот.  

  – Подрасти для начала, – усмехнулась в ответ Криста, шаря рукой в своей походной сумке. 

  – И как ты говоришь со своим господином, несносная служанка? Ай! Аккуратнее!.. – юноша вздрогнул, когда девушка приложила к его ране в боку ватку с йодом. 

  – Хватит уже дергаться. Постоянно дергаешься, когда я тебя касаюсь, словно я монстр какой-то.

  Криста обработала рану Джозефа, сложив все свои вещи в сумку и поднявшись. 

  – Можешь одеться. 

  – Можете, – поправил ее юноша.

  – Можете одеться, дорогой господин, – наконец не выдержав, Криста заговорила наигранным голосом и отвесила Джозефу театральный поклон. 

  – Нормально обращайся, а не так! Точно уволю!

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!