Пустыня. Глава 44. Окончание

 

  Бывший оплот Дихирина стал не узнаваем. Трискурианцы куда-то исчезли. Зато вездеходов Номадиадов я насчитала с десяток. Около замка нас встретил Лу-Ла.

- Счастлив видеть вас в полном здравии, - сказал он и крепко обнял меня и Севастьяна, - проходите, я вам много чего интересного покажу.

Внутри обитель узурпатора разительно отличалась от всего, что нам всем приходилось видеть. Всё огромное сооружение большей частью находилась под землёй. Сверху это были обычные комнаты, залы и галереи, которые так характерны для всякого рода замковых построек. А вот ниже уровня земли внутренняя архитектура сильно изменилась. Складывалось ощущение, что верх замка дело рук человеческих, а вот остальное строилось существами с совершенно иной логикой мышления. 

- Здесь очень необычная геометрия, - пояснил Лу-Ла, - вниз ведёт широкий квадратный пандус со множеством помещений по правой стороне. А слева, в центре, зачем-то пустое пространство до самого нижнего яруса. Пандус построен под такими углами, что, спускаясь вниз, иной раз оказываешься выше предыдущего яруса. Мозги вскипают.

- Зачем это ему? – удивился отец.

- Мы допросили нескольких трискурианцев, но толку от них нет. 

Рину мы нашли в центральной зале верхнего уровня, расположенной как раз над пандусом. Девушка стояла около большого пульта и сосредоточенно изучала висящую над ней голограмму.

- Это полная схема наших миров, - пояснила она когда мы вошли, - и все пространственные тоннели. Только на Проксиму их восемь штук. Я в шоке.

- Ну-ка, ну-ка, - засуетился Варфоломей, - увеличить можно? Мне вот это место посмотреть. Да, да. Бианей и мой город. Вот сюда.

Рина исполнила желание товарища, и все увидели переход ведущий прямо на её планету.

- Вот так я попал на Боол, - грустно сообщил Вар, - прямо на войну.

- Лора, Игорь, - позвал родителей Лу-Ла, - а вот тот самый тоннель! Из Вологды к подножию Столпа. 

- Наша общая ловушка, - вздохнула мама, - кстати, общее число тоннелей с Земли тоже восемь.

- Их с каждой планеты одинаковое количество, - добавила Рина, - а вот на самой Сапфире их видимо невидимо.

Мы с Севастьяном отправились изучать нижние ярусы. Попутно я рассказывала о своих злоключениях. Моего друга очень заинтересовал Боб.

- Ума не приложу, где он, - вздохнула я, - исчез с концами. Самое интересное это то, что таких ящеров больше никто не видел. Будто Боб единственный в своём роде.

- Всё это очень странно, - наморщил лоб Севастьян.

- Почему?

- Пока не знаю. Будто-бы вертится где-то мысль, но не могу сформулировать. 

- Ладно. Как только сформулируешь, расскажи.

Мы дошли до нижнего этажа и оказались на квадратной площадке, выложенной из плит серого камня. В углу я заметила дверь. Войдя в неё, мы оказались в узком коридоре, который вёл куда-то вверх. Пройдя по этой спирали, мы с Севастьяном оказались в зале, где Рина изучала проекцию миров.

- Очень странно, - сказал Рей, когда узнал о наших похождениях, - зачем делать два параллельных друг другу пути? 

- Просто так, - заявил Варфоломей, - хочешь иди по квадратному пандусу. А хочешь – иди по спирали. 

- Нет, - покачал головой отец, - так не бывает. Нужно всё очень тщательно исследовать.

- А с голограммой что делать? – спросила Рина.

- Нужно сделать точное её изображение и сохранить в нашей библиотеке, - ответил Рейджинальд.

- Уже, - сказала мама, - тут полно распечатанных проекций голограммы. С разных сторон.

- Хорошо, - кивнул король, - какие ещё есть предложения?

После небольшого совещания было принято решение отправиться во дворец на Сапфиру. Замок Дихирина опечатали и поставили мощное охранное заклинание. Чтобы никому не вздумалось сюда забраться. Мы покинули серые своды и оказались на залитой солнцем площади. После уничтожения узурпатора даже площадь выглядела по-другому.

- Как будто весь мир вокруг радуется, - сказал Севастьян, и я с ним согласилась.

Напоследок мы тепло пообщались с Балеком Медву. Старик благодарил нас за избавление от трискурианского ига, то и дело смахивая слёзы радости.

- Живите с миром и пусть Пустыня будет вашим домом до скончания веков! – торжественно произнесла я, подслушанное однажды напутствие Номадиадов

- И вам благоденствия на вечные века! – склонил голову старый Медву.

***

После долгих странствий королевский дворец показался нам райским местом. Дайкина чуть не хватил удар, когда мы в полном составе объявились в главном вестибюле. Дворецкий так расчувствовался, что его еле успокоили. Вопреки сложившимся традициям общий совет решили провести не в библиотеке, а в роскошной Голубой гостиной. 

- Завтра ровно в полдень по времени Города-на-Столпе! – объявил король.

Мы с Севастьяном отправились гулять. Я любовалась дворцовой площадью, фонтаном и висячими садами. Разговаривать не хотелось – так было хорошо на душе. Мы отправились на задний двор и прислушались. 

- Все здесь, все здесь! – тараторила белка на ближайшем дереве.

- Здесь? Здесь? – вопрошала её птица с ярким хохолком на голове.

- Добрые вести, добрые вести, - вторил чей-то неизвестный голос.

- Пришли, пришли! – сменила вдруг тему первая белка.

- Жених с невестой, жених с невестой! – засвистела птица.

Я рассмеялась и крикнула с напускной строгостью:

- Как же вам не стыдно, болтушки? 

- А мне не жалко, - сказал Севастьян, - пусть трезвонят.

Вместо ответа я показала ему язык. В ответ принц прижал меня к себе и целовал до тех пор, пока я не забилась в его объятиях. Отдышавшись, я потащила его на висячие сады. Здесь нам никто не мешал, и мы занимались любовью до тех пор, пока не уснули среди розовых кустов. 

- Люблю тебя и никогда не брошу, - сказала я ему, когда проснулась.

Наступала ночь, и мы отправились во дворец, честно дав себе обещание отоспаться и приготовиться к совету. Севастьян предложил ночевать в его апартаментах и, в общем, отоспаться у нас не получилось. Зато я была счастлива. У меня теперь было всё: живые и здоровые родители, спокойная жизнь и свой собственный принц. И роскошное красное платье будто бы сшили специально для меня.

- Ты великолепна! – воскликнул Севастьян, когда я предстала перед ним «при параде». 

В Голубой гостиной уже собрался народ. Под одобрительные возгласы мы заняли свои места. Вскоре появился Дайкин и объявил:

- Его Величество Рейджинальд I король Сапфиры!

Появился Рей и без долгих преамбул объявил о начале совета. Первым выступил Лун Лапприо, а за ним все остальные. Были подведены итоги за прошедшее время и сделана попытка оценить произошедшее. Трискурианцам разрешили жить там же, где они и жили последнее время. Замок Дихирина единогласно решили изучить вдоль и поперёк, а потом сровнять с землёй. Чтобы ничто не напоминало об узурпаторе и его злодеяниях. 

- Всё что мы узнали, - сказал король, - мы систематизируем и поместим в библиотеку. И пусть завтрашний день объявят праздничным для всех существ Города-на-Столпе. А сейчас наше время! Устроим грандиозный пир!

Король раскланялся и под рукоплескания покинул трибуну. В Гостиной появился накрытый стол такой длины, что места у него хватило не только нам, но и всем дворцовым служащим. После первого тоста Рей обратился к нам с Севастьяном:

- Я могу уже называть вас своими детьми, или пока ещё не время?

Мы поднялись, я покраснела, а Севастьян ответил:

- Если Карина не возражает, то, думаю можешь.

Принц достал синего бархата коробочку и повернувшись к моим родителям, произнёс:

- Лорд Игорь и Леди Лорапаттаугинтха! Прошу вашего разрешения и благословления сделать предложение вашей дочери! Я люблю её и обещаю любить до конца собственной жизни!

Этот поступок был для меня настолько неожиданным, насколько ещё и довольно смелым.

Родители переглянулись, потом встал отец и просто сказал:

- Давай. Мы верим тебе.

Севастьян повернулся ко мне, затем встал на колено:

- Карина… Кара! Любовь моя! Примешь ли ты это скромное кольцо в знак моего признания?

Я кивнула и чуть не разрыдалась от нахлынувших чувств. Ну разве могла я от такого отказаться? После того, как роскошный перстень надели мне на пальчик разразились бурные овации.

- За молодых! – прозвучал тост.

- Горько! – громче всех проорал Варфоломей. – Так горько, что и сказать нельзя!

В общем веселье продолжалось. Родители обнимали и целовали нас по очереди.

- Какие ближайшие планы? – спросил отец.

Я встала и постучала по бокалу золотой ложечкой. Наступила тишина.

- Спасибо. Хочу сказать…

Слова застряли было в горле, но я взяла себя в руки.

- Хочу выразить слова благодарности всем, кто помог мне. Прежде всего моим родителям за то, что сберегли меня и многому научили. Спасибо, мои дорогие! Так же хочу выразить слова благодарности Триканту из Подземелья и мудрому Нгуен Тиену из Предгорода. Лекарю Скуфьи из Фиссаилона, а также префекту этого славного города. Кстати, я не забыла своё обещание и направлю туда два десятка отличных парапланов. Благодарю пустынного отшельника и великого мага Бохлэйла за то, что дал мне новые силы… Спасибо главарю Номадиадов Балеку Медву и его народу. Спасибо моему пропавшему без вести другу Бобу и всем, кого я по собственной глупости не назвала. Без вас не случилась бы победа над нашим общим врагом. Без вашего участия не было бы меня. За вас!

Я высоко подняла бокал. Зал взорвался аплодисментами. Потом были ещё тосты и ещё речи. Праздник затянулся глубоко за полночь. Незаметно покинув шумный дворец, мы с Севастьяном забрались на самый край висячих садов. Небо, словно алмазы, украшали звёзды. А на востоке уже занималась заря. 

- Красиво, правда? – прошептала я.

Севастьян кивнул и крепче прижал меня к себе. 

- Что ждёт нас впереди? – спросила я, указывая на рождающийся рассвет.

- Наша новая жизнь, - ответил принц.

 

Февраль 2019 - Март 2020

 

Глава 43                                                                                     Послесловие

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...