Хроники несостоявшегося банкира лихих годов

                                 Гл.8     Финансовый директор банка «Сибирь – Кавказ»

Я балдел от этой женщины. Точнее от нескольких, живших в её роскошном теле.
Одна, безумно любящая свою работу. Не позволяющая себе расслабиться даже на мгновение. Женский персонал банка звал её «свекрухой», мужской «шахиней», хотя жён шахов я представлял маленькими, чёрненькими. Клава была моего роста. На каблуках даже выше моего метр девяносто два. Огненно рыжая. Везде! При том, что имела, как говорят, широкую кость, фигура была - мечта скульптора! Талия не шестьдесят, но гораздо тоньше объёма бёдер.  Высокая грудь, ноги идеальной формы, как говориться от ушей. Вы только представьте, эти метры!
Собранная, не воспринимающая шутки на работе, такой она оставалась и дома, пока готовила ужин, а вот потом…
Фонтан, вулкан, не признающий ни каких ограничений. Первое время, она шокировала меня, называя всё своими именами. Никаких «кисок и сосисек», это притом, что если в анекдотах «рискованные обороты» я оставлял без замен, она недовольно морщилась,
- Избавь меня от пошлостей.
- Что за мещанское двуличие.
- Салдафонский юмор оставь для казармы.
- Ну, ты ведь ночью, кроешь почище.
- Ты не понимаешь. Могу я хоть в интиме себя не контролировать.

Была ещё одна Клава, дама, которая себя несла, или преподносила. Частенько мы ужинали в ресторанах. Там Клавка обязательно становилась центром притяжения для всех мужиков. Она ничего особенного не делала, просто ела, иногда танцевала со мной, но делала это как английская королева, нет, пожалуй, не так. Не чопорно, а величественно.
- Меня столько лет дразнили «дылдой» в школе, институте, я просто должна им отомстить.
- Здесь же нет твоих одноклассников.
- А-а-а, эти не лучше. Пусть теперь смотрят на своих «мочалок» и меня представляют!
- Клава, они даже себе представить не могут, что ты вытворяешь!

За этот сомнительный комплимент я обычно удостаивался  по-царски благодарного
взгляда.
Что у этих женщин в голове?! Как у них там всё устроено. Говоришь тщательно выверенный комплимент, - нарываешься на гневный или удивлённый взор. Скажешь глупость - радуются.
Наши отношения были довольно странные. Она, кроме относительного порядка в квартире, ничего от меня не требовала. Детей заводить пока не собиралась, тайно, мечтала перебраться в Москву, в банк покрупнее. Я тоже жил одним днём. Время сейчас не спокойное, что будет завтра, никто не знает. Чувств, кроме восхищения ночными забавами, к Клавдеи я не испытывал, утешая себя, мол человек я молодой и ещё встречу, ту, которая сердце перевернёт. Однажды моя валькирия, задумавшись, произнесла, что к Антону точно не вернётся. На работе они общались так, словно год назад и не спали в одной постели. Квартиру, служебную, не делили, хотя периодически там сталкивались. У меня тоже была служебная двушка, вот мы и спали то там, то здесь.  У Антона кто-то был. Клава не выясняла, мне тем более было по барабану.  Однако я его понимал, субтильному Антохе, женщину-монумент не потянуть. Я мужчина крепкий, тренированный пару раз в неделю с удовольствием ночевал один. Хотя любовью занимались не каждую ночь, но постоянно быть в готовности, несколько утомительно. Может, я капризничаю. Если  говорил, что устал или какая-нибудь спортивная травма мешала, никто меня не насиловал, однако мужчины меня поймут, когда огонь лежит рядом, можно и про перебитые рёбра забыть.

 Сквозь узкую щель в запотевших стёклах «москвича», увидел две фигуры, прыгающие через лужи. Клава, а кто же с ней, неужели … Нет. Это сосед. Отстал. Возится с замком, открывает, проскальзывает в гараж. Ветер нынче не слабый, – ворота подпирать придётся.
Вот и моя женщина добралась. Подождал, пока справится с одной половинкой ворот, теперь пора. В несколько прыжков, оказался у гаража и перехватил её у неоткрытой половинки.
Я был готов увернуться от тяжеленного груза, которым фиксировали открытые створки. Но Клавдея просто выпустила его из рук, привалилась к машине. Стала похожа на сестру.
- Спокойно! Я не сбежал. Денег не крал и вообще белый и пушистый.
Клава, родненькая. Отомри!

Такой я свого Огонька ещё не видел. Даже испугался. Открыл дверь, усадил её на кресло. Чего-то бормотал ласковое. Дамочка, явно впала в ступор. С чего бы это.
Я знал только один способ вывода из такого состояния, - пощёчина. Воды близко не наблюдалось, и, в конце концов, я решился и залепил ей по щеке. Тут самое главное, ударить как надо. Слабее стукнешь, впадёт в истерику, будет ещё хуже. Слишком сильно, ну вы понимаете, нельзя любимую женщину бить слишком сильно. Короче, получилось.  
Попутно отметил, что теперь знаю её слабое место, нужно столкнуть с непредвиденными для неё обстоятельствами. Броня «железной» женщины имела уязвимое место.
Взгляд  стал осмысленный, но в тоже время, какой-то детский. Она обняла меня, заплакала в своей манере. У неё просто текли слёзы. Никаких всхлипываний, рыданий. По «каменному» лицу, просто струились слёзы. Иногда по ночам, она так разряжалась, тогда советовала не обращать внимания. Я и не обращал, хотя сперва и пугался, мол, сделал чего-то не так. Может ей больно. Потом понял, слёзы - это сдерживаемые, за день, эмоции.

- Где ты был?
- Вот это здорово! А что тебе сказали, друзья из ФСБ.
- Погоди, а то, может, я больше никогда не скажу, - она достала платок из сумочки, промокнула лицо. Я тем временем, устроился, кое-как на заднем сидении.
- Пока ты болтался неизвестно где, я тут обдумала наши отношения, - внутри меня всё обмерло, когда она говорила таким голосом, перебивать её бесполезно.
Вспомнилось вчерашнее.
- Вор, не звони никогда.
Тут она окончательно меня добила.
- Хочу от тебя ребёнка!
Во, блин! От успешного президента банка, она не хотела, даже заикаться на эту тему было не желательно. Как можно портить такую роскошную фигуру?!
А от, без пяти минут, зека, она так захотела, что про свой любимый банк, слушать не хочет. Игра? Вот и отвернулась. Или это естественно? Как понять. Расследование, видите ли он затеял, а со своей бабой разобраться не может. Если она  денежки с банка попёрла, одна или с муженьком, неужели таким ходом надеется меня нейтрализовать.

- Когда ты сбежал, я много о чём передумала, - она опять шмыгнула носом.
Или не играет?
- Если, конечно, у тебя найдётся пара свободных часов.
- Я не сбежал, а сидел в изоляторе ФСБ, по подозрению в краже миллиона долларов, и времени у меня полно, целый месяц. Если деньги не найду, - тут я пропел: «на нары, брат, на нары брат, на нары».
Она развернулась. Мы смотрели друг другу в глаза. Ну, если эти глаза могут лгать, лучше
самому пойти сдаться.
- Я тут подумала, ты хоть и президент, но в одиночку, такой фокус провернуть, у тебя знаний не хватит, да и деньги тебе не дороги. Не жадный ты, до денег.
- Знания тут не при чём, тут технологию нужно искать.
- Банк я проверила, признаков похищения нет. Кредиты погашаются, если с ячейки украли, это не наше дело.
- Поехали уже. Антон где?
- Не знаю. У своей пассии, наверное.
- Меня, возможно, пасут, не хочу, чтобы знали, где я. Давай через вещевой рынок. Кое- чего прикупить нужно. Деньги, кстати есть?
– Возьми в сумочке.

Мы выехали из гаражей. Она на водительском месте, а я, скрючившись в три погибели 
в её Опель-Кадете, лёжа на заднем сидении.
По дороге планировали свои действия.
- Фейсам доверять нельзя. Мне следак намекал, что у них информация из банка. Тебе, что я украл. Неизвестно, что они кому ещё наговорили. Ты, кстати, поглядывай. Едут за тобой или нет.
- Машин мало, вроде никого нет.
- Что фейсов интересовало?
- Валютные счета. Кто имеет право, на основании чего и т.д. Так что в основном они с Антоном работали.
- Можешь сама посмотреть, не привлекая внимания.
- Вообще сейчас в банке завал. Реформа. Замена дензнаков. Просто отнимут два нуля. Даже внешний вид банкнот не изменится. Но все заняты только этим. Сам понимаешь всё переделать, пересчитать.

- Вот! Под эту марку и проверь. Хотя бы, чтобы отец твоего сына, не зеком был.
- Сам-то что будешь делать, ночевать придешь?
- Давай так, я позвоню, если будет что сказать, ответишь, чтоб пришёл на приём, в обычном порядке, если нет, скажешь, что ошибся. Я решу по обстановке.
- Сейчас поверну и вылазь.
- Кстати, что про меня в банке говорят?
- Говорят, что ты хитрый жук, свалил в отпуск в самый тяжёлый период.
Ага, значит я в отпуске, ну и чудесно. Хотя, не так я планировал свой отпуск провести.
  Рынок готовился к новому дню. Кто-то раскладывал товар, кому-то только подвозили, в этой утренней суете, я нырял из ряда в ряд, поворачивал и снова нырял. Где-то на противоположной стороне, у мрачной торговки купил, не торгуясь, китайский пуховик, у другой  вязаную шапку. Двинул пешком в сторону железнодорожных путей. На площадке стоял автобус, окруженный странными тётками. Из этой группки можно было рассмотреть, не идёт ли кто за мной. Вроде никого не было. Попутно узнал, что это автобус до Москвы, везёт челноков. Сломался, не успев выехать. Каждое утро несколько автобусов возило бывших инженеров, сотрудников научно-исследовательских институтов, короче всех ненужных современной власти интеллигентов за товаром в Москву. Что-то тащили и с юга. Вещей было полно. Кто-то ожидал, когда водитель отремонтирует свой шарабан, кто-то собирался ехать завтра, мол, всё равно опоздал и вытаскивал свои вещи. Две общительные ровесницы, вытаскивали по две здоровенные клетчатые сумки, я помог. С одной, оказалось, по пути. Мне, в общем-то, в Зак.Собрание. Оказалось Света  живёт почти рядом. Её сумка, казалось, набита железом.

- Как ты её тащить собралась?  
- А, что делать?! Срочно деньги нужны. Вот и набила сумку разным железом, которое в Индии нарасхват. Сковородки, ножницы, фены.
Я тащил и думал, ни за какие деньги не попёр бы такую тяжесть чёрти-куда. Протащив, утирая  со лба пот, удостоверившись, что за нами никто не наблюдает, предложил взять такси.
- Если я везде буду деньги платить, чего заработаю?
- Свет, я плачу, ну, правда, тяжесть какая!
- Нежные вы мужики! Муженёк мой тоже, - она потемнела лицом, махнула свободной рукой.

- Где твоё такси?

Я остановил частника и вот мы уже летели в комфорте, я в сквер Зак.Собрания, а Света домой, завтра у неё повторная попытка добраться до Москвы, там ещё загрузиться и прямиком на Дели.

Мне же, гораздо проще.
Узнать у своего благодетеля, нет ли наезда на банк. Хоть это и маловероятно, но закрыть эту позицию было необходимо.
Благодетель мой, это очень энергичный офицер КГБ. Из Москвы его попёрли, когда разошёлся с женой, генеральской дочкой. Уж, как он пролез в депутаты Законодательного Собрания края, не знаю, но второй срок он там сидел, возглавляя комитет по контролю над правоохранительными органами. Он-то и сосватал меня на курсы банкиров. Видать планы на меня имел. Правда, пока ничего не просил, может ввиду нашей малости.  Однако человек был в курсе всех движений, особенно когда касалось денежных средств.
Сегодня от снега не осталось и следов, хотя небо было затянуто и низко, ветер дул тёплый, подсушивая лужи. Такая здесь зима.

Помаявшись до девяти утра на лавочке в сквере, в начале десятого был уже в кабинете народного избранника. Он как всегда куда-то бежал, уже опаздывал, но что ничего не планируется в отношении нашего банка, слыхом не слышал, а то бы предупредил. Такие вот дела. С какой радости я, в камере целый месяц просидел, об этом я, конечно, депутату, не сообщил. Получается чистый интерес ФСБ. Что за гос.тайна? А может, это их счета и поэтому они точно знают, сколько пропало. Остаётся найти фейсовские счета, может тогда что-то прояснится. С депутатского телефона позвонил в головной банк. Там сходу поинтересовались, куда я пропал, и сделали выволочку, чтоб в следующий раз, предупреждал, когда соберусь исчезнуть. Я покорно выслушал, хотя прекрасно знал, что по финансовым делам, всегда звонят Клавдеи, как управ делами, я же, как зиц-председатель Фунт, моё дело представлять банк на тусовках, совещаниях, благотворительных и подобных мероприятиях. То есть демонстрировать молодое энергичное лицо современной экономики.

Чем дальше заняться, молодое энергичное лицо не знало. Поеду, заберу «Москвич».
Отгоню обратно Алику. Идти в банк или нет, вот в чём вопрос! Наружки, вроде не было.
Значит ребята из интересной организации, уверены, что я появлюсь там. А вот хрен вам!
Городская баня. Пойду, попарюсь. Обдумать всё нужно. И про деньги и про внезапное решение завести ребёнка.
Хоть баня была старая, городская, или как сейчас говорят «народная» оказалась чистенькой, с хорошей парной. С удовольствием провёл там часа три, под разговоры пенсионеров как выжить в этой стране. Мои проблемы как-то ушли на задний план, единственно, что решил, чёрт с ней – любовью. Клавка хорошая тётка, не навязчивая и надёжная. Если не посадят - буду жить с ней. Женюсь и всё такое.  
Звонить Клавдеи рано, больше  сегодня ничего узнать не смогу. Первый день пропал. Ну, не совсем, все-таки выяснил, что внешней атаки нет, банковские активы тоже в порядке, то есть, сажать меня вроде, не за что.

Пообедал в небольшой частной кафешке. Вывеска «Домашняя кухня» не обманула. Действительно, суп-лапша как у мамы и котлеты с пюре. Дороже, чем в городских обжираловках, но если  перевести в доллары, получается фигня. Вот парадокс. У большинства населения денег нет, а у кого есть, всё обходится за копейки.
Если нужно было кому то из банковских пыль в глаза пустить, была у нас мастерица кассир-операционист. Укладывала пачку баксов, сверху, снизу по две сотки, а в середину десятки, перетягивала двумя резинками зелёной и красной, выходило очень внушительно и удобно. Вытаскиваешь такую «котлету»,  выдёргиваешь из середины, сколько нужно, а пачка так неизменной остаётся. На некоторых ошеломительный эффект производило. Чего это я вспомнил, наверное, котлетки местные навеяли.

 Братков мы не боялись, сам смотрящий по краю в нашем банке вклад имеет. Кстати, помощь предлагал. Если всё-таки заметут, придётся обратиться.
Неспешно добрался до гаража Алика, загнал ветерана на место, позвонил Клаве, получив условленный отрицательный ответ, стал прикидывать, где ночевать. Вариантов было несколько. У Алика, - самый удобный. К Рае-буфетчице теперь, после Клавкиных откровений, мне дороги нет. Формально, конечно, преград нет, но, как-то не по-людски это. Она ведь меня не просто переночевать приглашала. Ясный перец, как мужика звала. В другое время, я бы подумал, но сейчас, – это предательством попахивает. Даже думать о ночёвке у случайной бабы не хорошо. К тому же, Мишка – опер, просветил, сфера обслуги первые осведомители заинтересованных органов. Впрочем, это  я искал дополнительные преграды и оправдания, что б не ходить к Раиске- ириске. Тот спрячет, без вопросов, но… это тоже попахивало. Криминал есть криминал. Однажды могут припомнить, эти ребята своих добрых дел не забывают. Я же, свои контакты с криминалитетом строил сугубо на законной основе. Хотя иногда посидеть за столом, было очень уморительно.
Однажды, зацепились мы с ним бровями за стакан, и этот далеко не глупый человек процитировал пару строчек из «Онегина», ну конечно ловко переделанных. Это не матерная переделка, где нормальные гражданские слова подменяются матом, а высоко художественная поэма с теми же героями, только смешная и на современную тему.
- Нравиться? Хочешь всю послушать.
Через полчаса за столом сидел интеллигентного вида человек в очках с тонкой оправой и шпарил наизусть поэму по объёму не уступающей настоящей.  Так я смеялся только на концерте Ильченко и  Карцева.
Отсмеявшись, я задумался. Образ жулика в кепке, с наколками на руках с тремя классами образования, видимо давно канул в Лету. Чего придумают эти ребята, с хорошим образованием и прекрасной памятью. В стране, где всё заточено под коррупцию, криминал найдёт способы безопасного отъёма денег, даже не отъёма, а перераспределения
средств.
Где же всё-таки устроится на ночёвку. Есть ещё вариант. На даче, скажем у Пифа. Только там сыро и холодно. Решено, переночую у Алика. Воспользуюсь ещё раз его гостеприимством.
На следующий день, позвонив в банк, услышал,  взволнованный голос Клавы
- Срочно приезжай.
Вся конспирация к чертям, ну и пёс с ней. Поиграли в шпионов и хватит. Мишка – опер
посоветовал переодеться и зайти с посетителями, когда их наибольший наплыв. Посоветовал говорить и  работать не в своём кабинете.
- Всё, больше не помогу. Если наблюдают, установят, где ты, но чем занимаешься, не узнают.
Удачи.
- Сайонара.  (Прощание по-японски).
 Наплевав на советы, решил идти в банк в своём. Если после месячного отсутствия появлюсь в дешёвом пуховике, персонал начнёт фантазировать.
Не успел дойти до служебного входа, на встречу появился начальник службы безопасности Серёга Комаров. Тоже уволившийся без пенсии капитан-диверсант.
« Охрана не спит, и служба поставлена», - мысленно отметил про себя.
- Ты как? – спросил Серёга. – Порядок, потом расскажу. Кабинет нужен, часа на три, без телефона - Я подмигнул и показал на ухо. Серёга кивнул, что понял. – Комната отдыха, подойдёт? – Вполне. Клавдию Семёновну туда пригласи.
Клава пришла с толстой папкой под мышкой. Мы устроились на топчане возле небольшого столика.
- Я проверила несколько валютных счетов в заграничных банках, этот мне показался очень странным.  Муженёк мой обиделся, чего это я его проверяю, Никогда его таким не видела, отговорка думаю, успокоила, мол, хочу всё сверить до копеечки. Валюта, всё- таки. Не дай бог, ошибёмся на десяток центов. Это для наших граждан копейки не имеют значения, тем более, когда наша валюта уменьшается на два порядка, а иностранные контрагенты, всё высчитают!
От объятий она уклонилась, но обычного льда в глазах не было. Собранная и целеустремлённая как Снежная королева.
- Давай, я тебе быстро покажу, где что.
Смотри, вот разрешение на перевод валюты в заграничные банки. Кому выдано. Какой-то частной фирме зарегистрированной у нас в крае. Но мы знаем, что такие разрешения дают правительство импортёрам сельхозтехники, для возврата налога. Эта фирма, больше нигде у нас не проходит, рублёвых счетов не имеет. Я, дальше смотреть не стала, времени не было.
- Замечательно! Всё, беги, вечером может, приду.
Мне уже не терпелось поковырять эту фирму. Аж, зубы заломило.  
Я раскрыл папку и внимательно стал просматривать каждую бумагу. Скоро мой инженерный глаз зацепился за транш  Сбергбанка на 500 тысяч долларов на закупку оргтехники. Таких переводов было три за год, причём даты странным образом совпадали с поступлением к нам в банк бюджетных средств. Доллары шли в частный банк города Риги, на закупку мебели, оргтехники, канцелярских принадлежностей и всякой ерунды. Причём с нашей стороны фигурировало два абсолютно неизвестных человека.
Городок наш не особенно большой, людей ворочавших такими деньгами, я должен был знать. Но не знал и никогда не слышал. Сразу вспомнился недавнее «приглашение» погостить в изоляторе «Конторы Глубокого Бурения» или как там они сейчас называются. Их внезапный интерес к нашему банку.
Очень похоже, что через наш банк финансируется некая закордонная деятельность, но тогда как пропали деньги с их счёта? Этого здесь не узнать. Рижский банк. Заграница! Эх, Рига, Рига! Чудесный город, прекрасные годы. Пивные подвальчики, Киш-озеро, лавочки в парке, укромные уголки. Курсантам студенток и местных девочек водить некуда вот  в летнее время парк и спасал.
Поковырявшись в бумагах я, нашёл ещё несколько  корреспондентов переводящих небольшие суммы в тот же банк. От десяти до ста тысяч. Такое ощущение, что кто-то пользуется каналом вывода из страны своих,  не совсем праведных денег. Тогда заинтересованность «фэйсов» становиться понятной. Что-то пошло не так, и если Москва проверит, выплывут «левые» переводы, откуда средства. На зарплату не очень похоже.
Антона бы расспросить, да нельзя. Он и так обиделся или испугался?
Жену у него увели – не обижался. Квартиры практически лишили - нормально. Странненько.
Вошёл Серёга, - Кофейку? – Давай.- Он завозился у кофе-машины.
- Комар, что у нас по АСВ банку есть?
- Так сразу не скажу, это чей? – Рига. Латвия – Моментально или кофе выпить можно?
- Хлящи. Серёга подал мне чашку, стал варить себе.
- Генератор нужно купить, препятствующий лазерной прослушке, считывающей разговоры с оконных стекол. Ещё хороший сканер, закладки-прослушки искать. После визита фесбешников не поручусь, что подарков не осталось.
- Дорого? – Сканер от пятнадцати до двадцати, генератор до тысячи, максимум. В долларах, конечно.
- Напиши требование я, подпишу и освоить помогу.
Это хорошо, что ты, по сути своей, боец, понимаешь, что будущее за техникой.
- Повезло нашему банку, что ты с инженерным образованием. Со своими бывшими коллегами общаюсь, везде юристы или финансисты рулят.
- Ну, где-то – это правильно, а там где сложная техника, управлять должны инженеры. Любая железяка имеет свой ресурс. Иногда на копеечной шпильке миллионное оборудование висит и если, через три-четыре года её не поменять всё рухнет и тогда миллиардные убытки, жизни людей. Кто за этим следить должен? Если убрать инженеров от распределения средств, страну захлестнут техногенные катастрофы.
- Давай всё по АСВ банку и шагай писать заявку на спецтехнику.
Через полчаса читал телефонный список руководства рижского банка.  Среди латышских фамилий, попались две литовские. Одна меня сильно заинтересовала. Раубицкине. И первая буква имени та же, - эм. Судя по фамилии не замужем. Год, перед выпуском, крутил я любовь с очаровательной литовской девушкой Мильде, студенткой рижского университета. Милый акцент, почти иностранка, раскрепощённость, не свойственная русским девушкам и съёмная квартира были хорошим стимулом наших отношений.
Папа у неё лётчик-истребитель, так что военные её не пугали.
 К сексу она относилась, как к необходимой физической потребности. Я к тому времени, прошёл стажировку в строевой части и был одной ногой в вооруженных силах. Помыслы, у обоих, были в ближайшем будущем, что позволило расстаться легко. Здоровый дружеский секс на дорожку, как в песне, «Прощальный поцелуй, стакан горилки» и в самостоятельную жизнь.
Мильда – по-русски туман. Я как-то и не вспоминал её эти годы.
Мильда по прозвищу Фунтик. Нежная и загадочная. Туманная.
Пара звонков в Ригу, и я узнал, что госпожа Мильда Раубицкине представляет АСВ банк в Москве. Московский телефон и адрес, рижские коллеги любезно сообщили.
В Москву я звонить не решился, нужно ехать самому, надеясь, что это та самая Мильда, что она меня не забыла, что Фунтик согласиться помочь.
Остаток дня провёл в обычной офисной суете. Выписал командировку в столицу, получил деньги на покупку спец.оборудования, забрал причитающиеся мне деньги. Бесцветная кассирша спросила какими купюрами выдать.- Давай сотками. Везти легче. Получил пачку стодолларовых бумажек, перетянутых двумя резинками, красной и зелёной. Из головного банка получил задание кое-какие документы доставить в контрольные органы и кое-что в статистические. Конец года, всё–таки.
После работы поехал с Клавой, переночую у неё, а утром с челноками на Москву.
Через сутки буду там. Без документов - самое то. Клава нашла, правда, моё президентское удостоверение.
- Да это просто пропуск.
- Ладно тебе капризничать, какой ни какой, а документ. Подумала, – с печатью.
Пока я собирал тёплые вещи, какие были, Клавдея инструктировала, какие вопросы мне нужно задать.
- Главное, кто, когда перевёл с хитрого счёта крупные суммы, около миллиона и куда. Скорее всего, это было раз или два. А дальше пусть фэсбешники копают, ты сделал всё что мог. А где ты ночевать будешь, в гостиницу без документов в Москве не поселят.
- Я знаю там такие ночлежки, за десять баксов не то что переночевать, жить пустят. Среагировал на испуганное Клавино лицо.
- Ничего страшного, не бойся. Военные общаги и гостиницы Минобороны. Маленькие. 
Пока переводился, с десяток прошёл. Хотел сказать, что постараюсь у Мильды переночевать, но вовремя прикусил язык. А, Клава,  как мысли прочитала.
- Может у своей прибалтийской барышни устроишься? Сама не смотрит, даже отвернулась.
- Она ж замужем!
- Откуда знаешь, Ты же ей не звонил.
Врать так в наглую.
- У них же по фамилиям  понятно. Окончание другое.
- Ты же её ещё студенткой знал. Какое такое окончание.
- Вот поэтому и не уверен, может совсем другая тётка, да и ту я знал так, поскольку постольку. Гулял с ней один курсант с нашего курса, запомнилось только прозвище «фунтик», ну ты память мою знаешь. Я ведь ничего не забываю. Это правда, родители или природа наградили отличной памятью. В школе, а потом в училище, я учебники или конспекты не читал, запоминал всё как объясняли. Трёхзначные числа перемножал, делил в уме запросто, четырёхзначные с некоторым затруднением.
Отличником намеренно не становился, так как помнил слова отца: «Шибко умных никто не любит, держись скромнее».
А чтоб совсем закрыть эту тему попросил пришить на треники карман для денег, но Клавку сбить не так просто.
- Это что ж, прибалтийские девушки фамилию мужа не берут?
- Там у них так всё запутано, у литовцев одно, у латышей другое, а у эстов совсем по своему, да и я там совсем другому учился, откуда мне знать. Давай не поеду.
А сам внутренне удивлялся, что это, ревность?! Раньше никогда не расспрашивала, о моих похождениях, а тут какая-то мифическая Мильда и сразу столько вопросов. Может это вообще какая-нибудь карга, старая дева.
- Ехать нужно, всё-таки шанс, даже если не та, может, войдёт в положение.
- А ты бы как поступила, в такой ситуации?
- Сразу отказала, а потом не знаю.

- Всё. Накормила, собрала, пора и тебе поработать.
- Я этого знаешь, как ждал. Каждую ночь такой стояк!
Тут она скинула халатик…
Мы лежали потные, тяжело дыша.
Я, хоть и посетил рай, но скоро смогу повторить, «памятник» по моим подсчётам была на вершине раз пять.
- Клав, ты сколько раз?
- Не считала, у нас, девочек, вообще всё по-другому.
- Ты кого хочешь, мальчика или …
- Мне всё равно, кого первого.
- Ого! Это серьёзно.
- Мальчик обязательно, чтоб на тебя похож, а первый или второй…
- Опытные мужики, на службе, говорили, чтобы мальчик получился, нужно тебе под попку солдатскую пилотку класть, только думаю тебе не нужно.
- Почему?
- Пилотка. Чтоб звездочка колола, а на тебе и так еле-еле удерживаюсь. Интересно, за что
 Антон держался?
- Ни за что он не держался, слетал, и у него всё опадало дня на три.
- Как же ты с ним жила?
- А-а, мучилась, пока ты не подвернулся. Когда тебя месяц не было, сколько всякого передумала, а потом решила, на хрен эту карьеру, что я дура от своего счастья отказываться? - теперь никуда не отпущу.
- А в тюрьму?
- Выкрутишься, ты умный, я помогу. На любой подлог пойду, не дам засадить, - и прижалась как кошка, такая здоровая кошка.
Вот это да! Вот так поворот! А говорят, только мужики одним местом думают. 

Захлестнуло чем-то сладким, как в детстве, утром в день рождения. Глаза ещё закрыты, а ты думаешь, что тебе подарят. Вот и получи подарок, здоровенную рыжую тётеньку!
Я начал её гладить по спине. Пальцы скользили по гладкой слега влажной коже. Только опустился ниже,
- И не думай. Переходим на здоровый режим.
- Чего это?
- Я, тут почитала умные книжки, мне требуется здоровое семя, не истощенное и не протухшее.
Вот в этом была вся Клавдия Семёновна. С одной стороны здоровый прагматизм, с другой необузданная женская страсть. Как-то придётся и здесь лавировать. Попробовал слабо возражать,
- Да, ладно там ведь гонки, кто первый прибежал, того и клетка.
- Вот я и хочу, чтоб добегали здоровые крепыши, как мы с тобой, короче секс один раз в три дня.
- Ну, хоть в два.
- Не торгуйся, не на базаре, исключения возможны и потом это только пока не забеременею. Всё, спать. Завтра рано вставать. Тебя подвести?
- Не нужно. Сам доберусь.
 

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...