Пустыня. Глава 30

Часть третья

 

 

  Как тепло и уютно валяться бесконечно в постели и никогда не вставать! Но злюка будильник отлично знает своё дело и ни за что не отступится. Придётся открыть глаза и врезать этому негоднику по башке. Мои действия возымели успех и настырный звон затих, но к этому моменту я уже проснулась. 

- Ты встала? – сочувственным тоном проговорила бабушка. – Сейчас дам тебе микстуру и снова в постель. Тебе ещё рано вставать.

О как! Оказывается я болею. Ну и дела! Я безропотно проглотила какую-то вонючую горечь и удивлённо уставилась на бабушку. Где она взяла эту дрянь? Хотела спросить, но не смогла – меня снова сморил сон. И вот я несусь на водных лыжах уверенно держась за ручку троса. Улыбаюсь встречным брызгам и всем телом чувствую нарастание скорости. Но как? Я ведь не умею кататься. И плавать-то еле научилась. Вдруг меня осенило: я вижу сон! Классный сон на морскую тему. Даже вкус морской соли чувствую. Но ведь я вроде бы болею... Вот только чем? И тут меня осенило вновь. До этого тоже был сон. Видимо я крепко сплю и вижу разные сны один за другим. Иногда так бывает, что даже во сне понимаешь, что это сон и даже рассуждаешь об этом. Ну и ладно. Посмотрю, что будет дальше. Неожиданно я упала в воду и нахлебалась. Тьфу, до чего же мерзкий вкус у воды! 

 Картинка сменилась и вот я где-то на званом вечере, а на мне шикарное красное платье. Точь-в-точь такое же, как я видела в прошлом году в дорогом бутике. Платье стоило бессовестно дорого и тогда я лишь только повздыхала перед ним. А сейчас оно на мне! Хороший сон, черт возьми. Пускай длится подольше. Неописуемый красавец в смокинге протянул мне руку и предложил присесть за столик. Это я люблю, не дура вкусно поесть, как говорится. Но, как нарочно тот, кто составляет сны решил сыграть с моим сознанием очередную шутку и отправил меня в школу. Прямо на ненавистною химию. 

- Хватит мямлить! – в очередной раз возопила Ирина Геннадьевна. – Вот, что значит воспитание без родителей! Твоя бабушка слишком тебя любит и не заставляет учить уроки.

- Не надо так говорить, - слёзы ручьем потекли из глаз, - вы не имеете права! Я учила…

- Если бы учила, то давно бы ответила. У тебя очередной «хвост». Будь добра закрыть их все до конца четверти. 

Ненавижу химию и этот дурацкий сон. Усилием воли я прогнала его и очутилась у новогодней ёлки в центре города. Любимый праздник в один миг изгнал из меня неприятности предыдущего сна. Расцвеченная огнями площадь, фейерверки и хлопающие тут и там петарды привели меня в неописуемый восторг. Видимо я никогда не повзрослею, хотя бы в отношении Нового года! Сколько бы мне не стукнуло лет, а я всё также с придыханием заглядывала под ёлку в ожидании обнаружить подарок, и, самое удивительное, находила! Трясущимися от возбуждения и удовольствия руками я разворачивала коробочку и с воплями радости бросалась целовать бабушку. Она и была моим Дедом Морозом все эти годы, но мне так это нравилось! Я принюхалась и почувствовала запах мандаринов. Но запах исходил не от подарков, а от настоящих мандариновых деревьев. Внезапно я попала в очередной сон и перенеслась в субтропики. Сорвав яркий оранжевый плод, я нетерпеливо очистила его и откусила. Блин, ну что ж так не везёт? С отвращением выплюнув отвратительную горечь я оказалась в центре большого мегаполиса. Сны словно пытались меня отвлечь от чего-то важного, но их регулярное чередование начинало утомлять. Только вот почему-то я не собиралась просыпаться. Может не могла? Я попробовала и добилась того, что сны исчезли. Я долго лежала и вглядывалась в темноту до тех пор, пока не поняла, что давно не сплю и глаза мои открыты. Почему же я ничего не вижу? Наверное, я ослепла. Осознание этого факта нисколько не испугало меня. По идее меня должен охватить панический страх, но его не было. Лишь полное безразличие. 

  А потом вернулась память, и я вспомнила последние события. Хорошо видать меня жахнул Дихирин, что отобрал не только зрение и подвижность, но и чувства. Сожаление, отчаяние, боль и утрата более не обременяли мой ум. Я могла лишь помнить и прагматично мыслить. И это хорошо, потому что иначе я бы впала в жуткую истерику. Прежде всего нужно понять, где я нахожусь. Видеть я не могла, поэтому принялась слушать и нюхать. Но ничего не ощутила. Неужели вместе со зрением я потеряла обоняние и слух? Тогда я точно не человек, а какое-то бревно. Недвижимая, слепая, глухая и бесчувственная. Хороша, ничего не скажешь. И сколько же я в таком состоянии? Неделю? Год? День? Возможно, когда-нибудь я узнаю ответ. Я судорожно глотнула и почувствовала знакомую горечь. Откуда эта гадость? Думать мне было не о чем, и я принялась размышлять о природе этой противной горечи. Не могу точно сказать сколько времени я провела в этих раздумьях. Мыслительный процесс жестоко прервался очередной порцией противной гадости. Тьфу! Я с таким трудом смогла сделать глоток, что даже не заметила, как моё тело выгнулось дугой. Сразу же пришло облегчение. А потом я что-то услышала. Да, да! Это были тихие, едва различимые звуки. Природа звуков была не ясна, но меня радовало то, что я их слышала всё отчетливее и отчетливее. Наверное, ко мне возвращался слух. И это хорошо.

  Между тем, звуки становились всё громче и громче и стало ясно, что это глухие удары. Что-то непонятно где гулко стучало. Я внимательно вслушивалась в эти звуки, и они стали казаться мне знакомыми. Неожиданно пришло понимание – это же стук собственного сердца. Ничего себе! Но это говорит о том, что я не так уж безнадёжна. Хоть что-то я всё-таки слышу. Снова вздох и снова порция противной горечи. На этот раз без отвращения. Наверное, я выработала к этой заразе иммунитет…

  Но если сердце бьется, значит я не совсем бревно и не все потеряно. Хотя, если хорошо поразмыслить, то радоваться особо нечему.  Всё, чего мне удалось добиться это услышать стук собственного сердца. И никаких других звуков. А это не густо. Мне бы расстроиться, но я не могла. Оставалось только ждать. И мои ожидания были вознаграждены. Изменения произошли после очередного глотка горькой гадости. Мне почудилось будто бы легкое дуновение коснулось головы и прошлось по щекам. Ощущение было едва уловимым, но приятным. Приятным? Это что-то новое. Я думала, что чувства более мне не подвластны. Я сосредоточилась изо всех сил и попыталась всем своим существом проникнуться к этой приятности. Стало так хорошо от лёгкого поглаживания чем-то нежным и ласковым. Неожиданно дошло, что это вовсе не ветер, а что-то более реальное. И знакомое. Я напрягла мозги, но ничего не придумала. И снова мне помог очередной глоток горечи. 

  Это руки! Да, да! Меня гладили руки. Нежные человеческие руки. Как же я сразу не догадалась? Мягкие и ласковые. Женские. Женские? Конечно. Выходит, что за мной ухаживают. Но кто? Так хочется скорее узнать. Нетерпение внутри меня достигло апогея, и я пошевелилась. И немного испугалась. Но ничего страшного не произошло, если не считать очередного глотка противного чего-то. А может это лекарство? Тогда ничего удивительного. Тут до меня дошло, что после каждого такого глотка со мной что-то происходит. Вот и сейчас. Стук сердца куда-то пропал, зато появились другие звуки. Я превратилась в слух. 

  Шаги! Это чьи-то шаги. Тихие и мягкие. Кто-то ходит рядом и трогает мой лоб и щеки. Пусть вокруг темнота и я ничего не вижу, но понимание того, что я не одна сильно поразило меня. До самых глубин души. От нахлынувших чувств захотелось всплакнуть, но тут я была бессильна. Я снова шевельнулась. И мои уши уловили новые звуки. Сначала тихие и неразборчивые, словно монотонное жужжание. Но с каждым мгновением всё более различимые. Собрав все чувства во единое я напряглась и явственно услышала:

- Лежи спокойно. Ты ещё очень слаба.

  

 

 

 

Глава 29                                                                                                                    Глава 31

Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!