Теофиль Готье "Что говорят ласточки", с французского

Теофиль Готье "Что говорят ласточки", с французского

 

Thophile Gautier - Теофиль Готье, Франция (1811-1872)

Стихотворение на французском языке -
Ce que disent les hirondelles: Chanson d’automne


О чём говорят ласточки. Осенняя песня.
Мой вольный перевод:

Промокли листья на газонах, мостовых...
Ковёр нарядный порыжел - врасплох аллеям.
Прохладным утром ветер властвует в гнилых
Останках лета, солнца луч уже не греет.

Внезапным чудом распускаются цветы -
Сады щедры вдогонку ярких летних сборищ.
Надев кокарду, георгин за поверсты
Дарует яхонты и золото сокровищ.

В бассейне дождь понуро капли пузырит.
Снуёт тоскливо стая ласточек под крышей:
"Смиритесь люди, но осенний грустный вид
Во всей красе до зимней стужи влагой дышит".

Они повсюду - сотни милых бедолаг,
Готовя вылет, концертируют с апломбом:
"О! Я в Афинах потребительница благ,
В тепле зимовья на валу давно знакомом.

Мне уготовано уютное гнездо
Внизу карниза в изголовье Парфенона.
Мой дом любезно пробуравило ядро
Чугунной пушки, расстреляв рельеф фронтона".

"А я во Смирну - в старый город полечу.
Под потолком кафе мои аппартаменты.
Хаджи* там рады солнца тёплому лучу,
Янтарь на чётках - счёт их радостных моментов.

И я, летая взад-вперёд, шучу порой,
И нагнетаю воздух в дымные чибуки,
Люблю нарушить их размеренный покой,
Крылом роняю их тюрбаны и тарбуки".

"Мой дом - скульптурный цельнокаменный триглиф,
Юпитер жив - в Бальбеке храм его просторный.
Люблю висеть, во фрески когти я вонзив,
Кормить из клюва малышей в гнезде проворно".

"Мой адрес точный - Родос, крепость, капитель.
Мне орден рыцарский дороже тайн Эллады.
В моих палатах теплых - мягкая постель,
Мой столб в столице всех черней, он под лампадой".

У пятой ласточки седины... Путь лежит
Совсем не длинный: "Я опять в террасы  Мальты!"
Почтенный возраст к ней слегка благоволит:
Тяжеловато ей над морем делать сальто.

Шестая хвастает:" В Каире домик мой,
Гнездо  свила я на вершине минарета.
Орнамент глиняный поправлю, он простой,
Моя квартира зимней Африкой согрета.

Мой дом за Нилом - полноводною рекой,
Гнездо моё в тени египетского трона.
Точнее место? Адрес домика такой:
Гнездо свила в гранитной  Пшенте* фараона".

И хором все: "Мы завтра держим путь домой!
Под нашей стаей проплывут моря, равнины
Пруды и пашни, пики снежные, прибой
Укажет путь, белея вышивкой картинной!"

В весёлом крике, взмахе крыльев - их восторг,
Уселись дружно на кустарник, наблюдая,
За хмурым днём... Предзимний срок его истёк,
Лесная ржавчина их летний край глотает.

Я понял всё о чём пичуги говорят,
Поэт - как птица, мы свободны в перелёте,
В плену иллюзий нет нам видимых преград -
В сети незримой импульс равный при подсчёте.

О! Крылья! Крылья! В даль бескрайнюю скорей!
Нам Фридрих Рюккерт в унисон поможет песней!
Летим же вместе! Птица, крылья, не жалей
Под солнцем ясным к золотой весне чудесной!


12.11.2019  6-05

-----------------------
Хаджи;* - мусульманин, совершивший паломничество в Мекку.
Пшент* - корона древнеегипетских фараонов. По происхождению представляла собой две соединённые короны

оригинал:

Ce que disent les hirondelles: Chanson d’automne

D;j; plus d’une feuille s;che
Pars;me les gazons jaunis;
Soir et matin, la brise est fra;che:
H;las! les beaux jours sont finis!

On voit s’ouvrir les fleurs que garde
Le jardin, pour dernier tr;sor:
Le dahlia met sa cocarde,
Et le souci sa toque d’or.

La pluie au bassin fait des bulles;
Les hirondelles sur le toit
Tiennent des conciliabules:
Voici l’hiver, voici le froid!

Elles s’assemblent par centaines,
Se concertant pour le d;part.
L’une dit: «Oh! que dans Ath;nes
Il fait bon sur le vieux rempart!

Tous les ans j’y vais et je niche
Aux m;topes du Parth;non.
Mon nid bouche dans la corniche
Le trou d’un boulet de canon».

L’autre: «J’ai ma petite chambre
; Smyrne, au plafond d’un caf;.
Les Hadjis* comptent leurs grains d’ambre
Sur le seuil, d’un rayon chauff;.

J’entre et je sors, accoutum;e
Aux blondes vapeurs des chiboucks,
Et parmi des flots de fum;e
Je rase turbans et tarboucks».

Celle-ci: «J’habite un triglyphe
Au fronton d’un temple, ; Balbeck;
Je m’y suspends avec ma griffe
Sur mes petits au large bec».

Celle-l;: «Voici mon adresse:
Rhodes, palais des chevaliers;
Chaque hiver, ma tente s’y dresse
Au chapiteau des noirs piliers».

La cinqui;me: «Je ferai halte.
Car l’;ge m’alourdit un peu,
Aux blanches terrasses de Malte,
Entre l’eau bleue et le ciel bleu».

La sixi;me: «Qu’on est ; l’aise
Au Caire, en haut des minarets!
J’emp;te un ornement de glaise,
Et mes quartiers d’hiver sont pr;ts.

«; la seconde cataracte», –
Fait la derni;re, – «j’ai mon nid;
J’en ai not; la place exacte.
Dans le pschent* d’un roi de granit».

Toutes: «Demain, combien de lieues
Auront fil; sous notre essaim,
Plaines brunes, pics blancs, mers bleues
Brodant d’;cume leur bassin!»

Avec cris et battements d’ailes,
Sur la moulure aux bords ;troits,
Ainsi jasent les hirondelles,
Voyant venir la rouille aux bois.

Je comprends tout ce qu’elles disent,
Car le po;te est un oiseau;
Mais, captif, ses ;lans se brisent
Contre un invisible r;seau!

Des ailes! des ailes! des ailes!
Comme dans le chant de Ruckert,
Pour voler l;-bas, avec elles.
Au soleil d’or, au printemps vert!

Подстрочник при помощи  Гугл-переводчика:

Теофиль Готье
«Что говорят ласточки»
Осенняя песня

Уже нет одного сухого листа
Распределили пожелтевший газон
Вечером и утром ветер прохладный
Увы! солнечные дни закончились!

Мы видим распустившиеся цветы
Сад, за последние сокровища:
Георгин ставит свою кокарду,
И беспокойство - его золотая шляпа.

Дождь в бассейне делает пузыри;
Ласточки на крыше
Держитесь примирения:
Здесь зима, здесь холод!

Они собираются сотнями,
На концерт для вылета.
Одна говорит: «О! Только в Афинах
Там хорошо на старом валу!

Каждый год лечу и занимаю свою нишу
В метопах Парфенона.
Моё гнездышко в карнизе
В отверстии пушечного ядра".

Другая: «У меня есть маленькая комната
В Смирне, на потолке кафе.
Хаджи * считают свои янтарные зерна
На пороге греются в лучах.

Я влетаю и вылетаю, привыкла
К белёсым дымящимся чибукам,
И среди потоков дыма
Я сбриваю тюрбаны и тарбуки.

Вот эта: «Я живу в триглифе
На фронтоне храма в Бальбеке;
Я вешаю там свой коготь
Над моими малышами от клюва.

Вот этот: «Вот мой адрес:
Родос, дворец рыцарей;
Каждую зиму там стоит моя палатка
У столицы черные столбы.

Пятая: «Я остановлюсь,
Потому что возраст делает меня немного тяжелой,
На белых террасах Мальты,
Между голубой водой и голубым небом.

Шестая: «Это удобно
В Каире, на вершине минарета!
Я натягиваю глиняный орнамент,
И мои зимние квартиры готовы.

«При втором пороге Нила за рекой мой дом», -
Сделан в последнюю очередь, - "У меня есть свое гнездо;
Я отметила точное место.
В Пшенте* гранитного фараона.

Все: "Завтра сколько стран
Будет вращаться под нашей стаей,
Коричневые равнины, белые пики, синие моря
Вышивают их и прудом с пеной!

С криками и взмахами крыльев,
На кустарнике с узкими краями,
Так глотают,
Видя, как ржавчина приближается к лесу.

Я понимаю все, что они говорят,
Ибо поэт - это птица;
Но, в плену, его импульсы ломаются
Против невидимой сети!

Крылья! крылья! крылья!
Как в песне Руккерта,
Лететь туда, с ними.
Под золотом солнца, к зеленой весне!
Оценки читателей:
Рейтинг 0 (Голосов: 0)

Не забывайте, нажав кнопку "Мне нравится" вы приглашаете почитать своё произведение 10-15 друзей из "Одноклассников". Если нажмут кнопку и они, то у вас будет несколько сотен читателей.

00:30
171
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!